Карл Нессельроде - человек и пудинг

Карл Нессельроде - человек и пудинг
Убежденный консерватор и монархист Карл Васильевич Нессельроде к середине XIX века достиг многого. Именно его усилиями Россия превратилась в государство, которое позднее будет названо «жандармом Европы». А благодаря популярной и тогда поддержке «русского мира» на Балканах он добился предсказуемого результата. А именно полнейшей дипломатической изоляции России накануне Крымской войны.



При этом Нессельроде — весьма немаленькая фигура на российской политической сцене тех лет. Шутка ли – ему принадлежит рекорд по длительности пребывания на посту министра иностранных дел России (с 1822 по 1856 год).
Но бог с ней, с политикой. Нам Карл Васильевич интересен со стороны кулинарной. Дело в том, что многолетний министр иностранных дел слыл искушенным гастрономом и любителем хорошей еды. С его именем связано, по крайней мере, три блюда – пудинг Нессельроде, одноименный суп и майонез.
Ботман Е.И. Портрет графа Карла Васильевича Нессельроде (около 1870 года)


Это, кстати, было семейным увлечением. Ведь тесть будущего министра тоже был царедворцем, и тоже отличился более на кулинарном фронте. Граф Дмитрий Александрович Гурьев (министр уделов и министр финансов в царствование Александра I) прославился знаменитой гурьевской кашей.
Известный мемуарист Филипп Вигель оставил воспоминания об обеих персонах. И надо сказать, не слишком деликатные:
Граф Дмитрий Александрович Гурьев (1758-1825)


«Гурьев недаром путешествовал за границей, — замечает Вигель, — он там усовершенствовал себя по части гастрономической. У него в этом роде был действительно гений изобретательный, и, кажется, есть паштеты, есть котлеты, которые носят его имя».
О самом же Нессельроде современник высказывается более саркастично: «Из разных сведений, необходимых для хорошего дипломата, усовершенствовал он себя только по одной части: познаниями в поваренном искусстве доходил он до изящества».
На этом поприще он явно находит и союзников, и противников. Не меньший любитель изящной кухни Александр Сергеевич Пушкин ведь тоже «проходил по ведомству» Нессельроде, числясь в архиве министерства иностранных дел. А супруга министра – Мария Дмитриевна — встречалась с поэтом на свадьбе Е. Гончаровой с Дантесом, которому покровительствовала. Злые языки, обвиняли графиню Нессельроде в сочинении анонимных писем в адрес поэта и называли инициатором пасквильного «диплома рогоносца», который привёл к дуэли поэта.
Граф Карл Васильевич Нессельроде (литография 1810-х гг) и графиня Мария Дмитриевна Нессельроде (художник Жан-Батист Изабе, 1814)


Кстати, на упомянутой свадьбе посажёными отцом невесты выступал Григорий Строганов – известный русский дипломат, побывавший к тому времени послом в Испании, Швеции и Османской империи. Как и все представители славного рода Строгановых, он был не чужд хорошего застолья. И уж наверняка не раз угощался пудингом имени своего начальника.
Что же представлял из себя этот прославленный пудинг? По сути дела, это нечто среднее между пирожным и мороженым. Пюре из каштанов смешивалось с желтками, предварительно сбитыми с сахаром и сливками. А дальше – просто апофеоз изобилия:
Из книги Юлия Гуфе, старшего метрдотеля Жокейского клуба в Париже, «Альманах гастрономов» (СПб., 1877)


Надо отметить, что в изобретении блюд зять шел по стопам тестя. Гурьевская каша — это ведь такое кушанье в стиле Гаргантюа. По  своей яркости и насыщенности вкусом ему, пожалуй,  нет равных в своем классе. «Гурьевская каша! Это перл всех возможных каш, это каприз современного Лукулла…», — восторженно писал о ней обозреватель журнала «Москвитянин» в 1856 году. Сахар, топленые сливки, запеченые сухофрукты, – в общем, мечта гурмана.
Как видите, пудинг Нессельроде стал своего рода наследником этих традиций кулинарной роскоши. Канонического его рецепта нет. И каждый из кулинаров   готовил его на свой лад. Вот, скажем, такой вариант – уже с бисквитом:
И.Радецкий. Санкт-Петербургская кухня (СПб., 1862)


К началу XX века блюдо значительно упростилось. И от прежней роскоши немного осталось:
П.Александрова-Игнатьева. Практические основы кулинарного искусства (СПб., 1909)


С легкой руки Лескова граф Нессельроде превратился в графа Кисельвроде. Мода на заигрывание с «глубинным народом» возникла далеко не сегодня. А для этого, как известно, нет ничего лучше, чем нарядиться в армяк, да коверкать слова в угоду безграмотному мужичку. Этот секрет народной любви часть русских писателей и журналистов усвоила хорошо.



Трудно сказать, насколько это помогло бы им после той самой революции «рабочих и крестьян». Самому же Нессельроде в СССР была уготована слава душителя свободы и царского приспешника. А его пудинг оказался надолго забыт. И то сказать, барство это какое-то.
13:32
10