Почему в разрушении Нотр-Дама не нужно винить пожарных

Мировая ПолитикаМировая Политика

Почему в разрушении Нотр-Дама не нужно винить пожарных

Пожар в соборе Парижской Богоматери произошел вечером 15 апреля. Более 400 пожарных не могли справиться с огнем около 14 часов. Ликвидировать возгорание удалось только к утру, у здания обрушились кровля и шпиль. О том, какие сложности возникают при тушении пожаров в исторических зданиях и почему в частичном обрушении собора не следует обвинять пожарных, «Медуза» поговорила с бывшим заместителем начальника одной из московских пожарных частей Глебом Кливиткиным.

Нужно сразу пояснить: правильно тушили пожар или нет, могут сказать только те, кто этим непосредственно занимался, а также эксперты, которые будут заниматься расследованием. Каждый пожар уникален. У каждого очень много особенностей — начиная от того, когда пожарным сообщили о возгорании, заканчивая пробками, погодой, спецификой самого здания и прилегающих улиц. Только учитывая все эти нюансы можно о чем-то рассуждать.

Конечно, пожары в исторических зданиях безумно сложны. Вот только несколько причин. Во-первых, часто [такие здания] очень сложно спроектированы. Во-вторых, почти всегда они находятся в загруженном центре города. В-третьих, добраться до очага бывает очень трудно. Допустим, в огромном историческом здании загорелась крыша, но подобраться к ней можно только по двум узким лестницам. В итоге к зданию можно подогнать хоть миллион пожарных, но к огню они будут подниматься все равно по этим двум лестницам.

Огромную роль играет время начала работы пожарных на объекте. Грубо говоря, если с момента возникновения огня до приезда пожарных прошло больше плюс-минус десяти минут, это уже сильно осложняет ситуацию (сообщается, что пожарные прибыли на место пожара через «несколько минут» после возгорания, более точных достоверных данных пока нет — прим. «Медузы»). Еще сложнее тушить старые здания с деревянными конструкциями, где имеется довольно хороший доступ к кислороду. Также для того, чтобы давать точные оценки, нужно знать конкретное место, где возник пожар: были ли для огня какие-то преграды и так далее. Насколько мы сейчас знаем, пожар произошел где-то в районе крыши, то есть на большой высоте — это также мешает эффективно тушить огонь из-за того, что напор воды в «рукавах» теряет силу. Вполне вероятно, что к моменту прибытия пожарных к собору, они уже мало что могли сделать, потому что у пожара было все, что ему нужно, — и он очень быстро распространялся.

Также очень важно понимать саму тактику работы пожарных. У людей есть расхожее мнение, что пожарные должны приехать на место, увидеть огонь и сразу бежать в него. Это совсем не так. Самое важное — исключить угрозу для людей. Если что-то угрожает людям, любой пожарный будет заниматься ими, а не горящим историческим зданием. Кроме того, в случае собора Парижской Богоматери важно было эвакуировать из него все реликвии. Потому что собор еще, может быть, можно восстановить после пожара, а Терновый венец Христа — нет (в итоге во время пожара Терновый венец и другие реликвии удалось спасти — прим. «Медузы»).

14 часов на полную ликвидацию такого пожара в соборе — вполне нормально с учетом особенностей здания. Ведь пожарные не могут сказать, что потушили пожар, пока остаются даже совсем мелкие очаги. Конечно, если посмотреть общие статистические данные по времени тушения, то это будет казаться большой цифрой, но в таком случае мы опять же не учитываем важные детали пожара и делаем слишком большие обобщения.

Во время тушения пожара много говорили о том, почему пожарные не сбрасывали воду с вертолета. Но этого просто нельзя было делать. Вода весит довольно много и сбросом воды можно причинить зданию больший ущерб, чем тот, что оно получит от огня. Еще один важный момент — сбрасывая с вертолета несколько тонн воды, вы можете просто похоронить всех, кто в это время работает внутри здания. Например, эвакуирует те же реликвии. Также могли пострадать и люди, находящиеся недалеко от собора.

Наконец, последнее и самое важное — каждое здание имеет предел огнестойкости. Это время, через которое здание потеряет несущую способность или свою целостность. Грубо говоря, сбросив воду на собор можно было добиться того, что здание просто сложится. Кроме того, есть вероятность, что вертолеты просто физически не могли подлететь к огню достаточно близко, чтобы такой сброс воды вообще был хоть сколько-нибудь эффективен.

В целом я бы не стал как-либо обвинять пожарных. Большая часть людей, которые сейчас рассуждают о тушении пожара, не имеют соответствующего опыта и просто не понимают, о чем они говорят. Мы не знаем всех факторов, которые влияли на тушение, а универсального рецепта, как можно потушить пожар, просто нет. Решения по тушению пожара принимал конкретный человек в конкретных условиях. И условия эти были очень сложные.

Говорить о похожих объектах в России я бы тоже не стал. Да, у нас тоже много объектов культурного наследия, но невозможно сказать, каким будет пожар, если он там случится. Все решает огромное количество деталей.

00:39
106