АСБ в NCAA: итоги

АСБ, Ассоциация студенческого баскетболаАСБ, Ассоциация студенческого баскетбола

АСБ в NCAA: итоги

Главный тренер студенческой сборной России и НГУ им. Лесгафта Алексей Середенков вернулся из своего месячного обучения в университетах NCAA. В программу входило посещение четырех университетов, четырех баскетбольных программ — UConn, College Davidson, VCU и Virginia Tech. Получив невероятный опыт и множество впечатлений, коуч готов поделиться с вами главными мыслями по итогам поездки! О том, в чем мы уступаем, в чем мы равны и над чем нужно начинать работать прямо сейчас.

«Мы посетили 4 университета. Первый – Uconn, серьезная программа, первая четверка женского NCAA, это тренер Оримма. Это его безусловный авторитет, неприкасаемый человек. Все выстроено, все работает. Из тех университетов, что мы видели, по инфраструктуре Uconn один из самых сильных, но с нашей точки зрения я бы не разделял его и, например, Virginia Tech, чья команда слабее. Потому что для нас это в любом случае шикарные условия. У всех отдельно стоящий тренировочный комплекс, разделенный на две половины – мужская и женская. Они практически ничем не отличаются. Это полностью обустроенные центры, в которых есть все необходимое. Программы различные, в UConn женская — топ уровня, мужская слабее, но в любом случае, это университет, из которого вышел Рэй Аллен. Колледж Дэвидсон – то же самое, сильнейшая инфраструктура, мужская программа крутая, тренер- сильный и влиятельный специалист, хотя у него самая маленькая зарплата в лиге, порядка 400 тысяч долларов за сезон. Для примера зарплата Джино Ориммы– около 2,3 миллионов долларов в год.

Есть вещи, в которых мы явно уступаем. Первое – инфраструктура. Это то, чего у нас никогда не будет в американском формате. Залы, восстановительные комплексы, всевозможный инвентарь… Мы это не можем полностью воссоздать у себя и должны продолжать работать в тех условиях, которые у нас есть. Поэтому количество тренировочного времени в NCAA – по 4-5 часов, сейчас невозможно перенять.

Там игроки не тратят времени на дорогу в зал. Они живут в кампусе и тратят 10 минут чтобы прийти, тренируются, там же проходят восстановительные мероприятия, ванны, массажи, спортивное питание в изобилии, тренажерный зал, бассейны… И после тренировки они сразу попадают домой, 10 минут пешком — и ты у себя. У нас просто нет таких условий, поэтому мы не должны тренироваться 5 часов просто потому, что так делают американцы. Мы должны с мыслью подходить к адаптации, у них есть средства восстановления, которых у нас нет. Это ключевое.

Следующий момент, который меня заставил задуматься. В чем мы уступаем всем программам — в системности. У них даже при не таком сильном тренировочном процессе тренеры очень системы. Они собираются перед тренировкой, у них есть поминутно расписанный план, они знают, куда они идут. Весь персонал задействован и грамотно, системно работает. Есть несколько ступеней. Первая — просто помощники, полотеры, ребята, которые носят воду. Дальше — помощники ассистентов, они выполняют скаутинг, другой функционал, помогают, но они еще не полноценные тренеры. Ассистенты тренера уже ведут какие-то куски на тренировках, а главный тренер непосредственно отвечает за всю структуру, все планирование выстраивает он.

Еще мы уступаем в знаниях, в технологиях. Я знаю точно, что у нас далеко не все умеют делать скаутинг, не умеют пользоваться для этого компьютерными технологиями. В Вирджинии работает девочка, литовка, она помощник ассистента, не получает зарплату, она учится и получает стипендию. В ее обязанности входит полностью скаутинг. Да, у них есть эти дорогие программы, но у них девочка на первой ступени своей работы этим всем владеет и сильнее, чем 80% людей у нас в стране, которые работают тренерами. У нас же скауты есть в клубной структуре, и то не везде, бывает, что этим вообще занимается главный тренер.

В чем мы не уступаем? В баскетболе. Я знаю лично очень много тренеров в России, и находясь там, я понимал, что в баскетболе они ничуть не хуже. Но я беру, наверное, срез таких тренеров, которые у нас давно работают и понимают эту игру, потому что я знаю и тех, кто живет в начале 20-го века. Если говорить глобально, мы не уступаем. Даже больше скажу. Где-то мы можем с ними конкурировать, мы их выигрывали на U19. У них инфраструктура — даже не небо и земля, это космос. И только своей работой мы можем как-то конкурировать, и меня лично это радует. Например, я сидел у Ориммы, и было много новых знаний и полезной информации для меня, а у других тренеров я думал, что здесь все намного проще и в принципе не лучше, чем у нас.

Что бы я начал переносить в первую очередь в нашу деятельность? Улучшать то, что мы можем улучшать. Свою работу в первую очередь. Каждый у себя на месте должен становиться более сильным специалистом, рыть интернет, использовать видео, общаться с тренерами, быть открытым, улучшать свою инфраструктуру, как бы это дико ни звучало. У них в залах увешано все – всевозможная атрибутика, плакаты, наклейки, достижения. Они очень ценят своих игроков, каждая победа сразу на доске почета, есть свой зал славы. Это все то, что мы должны делать у себя. Даже у меня, к сожалению, в зале – это просто стены, а у них все пропитано этой культурой команды.

Они каждую тренировку снимают на видео и тут же могут ее разобрать. Мы тоже можем это делать, почему нет? У них большой функционал и много людей. У них девочки тренируются на мальчиках, например. Частично то, что мы можем перенести – привлечь больше людей, больше, чем один тренер на тренировке. Просто надо находить методы в каждом университете для себя. Например те же «Черные Медведи», которые находят способы привлечения менеджеров. Сейчас это все развивается, люди готовы делать бесплатно определенный объем работы и быть сопричастными к истории команды. Проект спортивной команды должен стать общим, стать вузовской историей, а не просто, например, командой тренера Середенкова. Тогда ректор не может не увидеть это. Не надо ссылаться, что нет денег, надо находить возможности! И таким образом можно улучшить качество работы и дать людям в университете возможность быть сопричастными к общему делу.

Мы проигрываем в ментальности. То, как они поддерживают друг друга, это очень круто. Но они это тренируют, и я видел упражнения для этого! Например, один толкает другого, тот падает, и вся команда бежит его поднимать. Постоянные аплодисменты, разговоры, поддержка. Это надо тренировать с детей. И это как раз реально для нас — перенести в нашу систему.

У нас и тренеры ментально другие, они закрываются. Тренер в России что-то выигрывает, и к нему на тренировку потом не попасть. Почему американцы меня пускают на тренировку к себе, а наши нет? Я считаю, что чем сильнее будет мой соперник, тем сильнее буду я, потому что мне придется постоянно что-то придумывать. Выигрывать надо не потому, что ты что-то спрятал на тренировке, а на площадке во время игры!»

09:32
5