Наш мир — не компьютерная симуляция

Свободный РунетСвободный Рунет

Наш мир — не компьютерная симуляция

Сегодня мнение о том, что мы все – компьютерные симуляции и живем в смоделированной вселенной, бывшее однажды темой ночных посиделок в студенческом общежитии, снова заставило о себе говорить, но на этот раз заручившись поддержкой (помимо других выдающихся личностей) всемирно известного астрофизика и интернет-предпринимателя-миллиардера Илона Маска. Почему это не так — разбирается журнал «Скептик».

Эта точка зрения является самым поздним проявлением того, что, скорее всего, сначала было обдумано (а затем, к его собственному удовлетворению, опровергнуто) Декартом. Его высказывание «cogito, ergosum» («мыслю, следовательно, существую») стало первым шагом в попытке выяснить, какому знанию можно доверять, хотя рассуждал он не о компьютерной программе, создающей иллюзию тела и окружающего мира, а «злом демоне». Эта идея—близкая родственница философского эксперимента (или увлекательного фокуса) известного под названием «мозг в колбе», который, по слухам, вдохновил создателей трилогии «Матрица». Обратите внимание, что для того, чтобы получить мозг в колбе, необходим реальный мозг и реальная колба, и в фильме настоящие мозги настоящих людей были подключены к смоделированному миру. В отличие от этого, заявление о том, что мы – лишь компьютерные симуляции в искусственно созданной вселенной исключает как колбу с мозгом, так и людей, и мир. Также эту идею можно рассматривать как версию умников-заучек о том, что мы лишь сны, которые снятся Богу, — вероятно, центральный постулат Церкви компьютерных наук.

Точка зрения о мире—компьютерной симуляции – основывается на следующем:

Во вселенной несчетное количество звезд.У некоторых звезд есть планеты.Некоторые из этих планет могут быть подобны Земле.Раз уж на Земле появилась разумная жизнь и изобрела компьютеры, то она также может появиться и изобрести компьютеры на одной из этих планет.Смоделировать разумную жизнь, населяющую смоделированную реальность — возможно (или неизбежно станет таковым).Поскольку это возможно, это должно быть реализовано.Скорее всего, есть бесконечное число таких симуляций на огромном количестве компьютеров на великом множестве планет.Так как есть только одна реальная вселенная, а искусственно созданных — масса, вероятность того, что ты живешь в симуляции приближается к единице, а того, что в реальной вселенной — к нулю.

Принимая во внимание отсутствие эмпирических доказательств или экспериментально проверяемых умозаключений, эта идея— ненаучна и даже не является научной спекуляцией. Говоря языком прагматизма и логического позитивизма, если представление невозможно экспериментально отделить от веры в то, что мы живем в реальной вселенной, то оно не ложное – оно бессмысленное.

Также, эта идея отличается антропоцентризмом. Появление нашего, так скажем, технологического интеллекта кажется неизбежным, но, если оглянуться назад в прошлое, каждый шаг, ведущий как к Homo sapiens, так и к появлению компьютеров был абсолютно случайным. Очевидно, что все значимые события в этой цепи— многоклеточные формы жизни, разумная жизнь, Homo sapiens и создание компьютеров — случились на Земле лишь однажды. Важно отметить, что существует недостаточно доказательств того, что давление отбора направлено на развитие интеллекта, и еще меньше— что за исключением людей, организмы с более совершенным интеллектом непременно будут что-то изобретать, включая компьютеры. Даже если какие-то формы жизни на другой планете и придумали компьютеры, то на каком основании мы должны считать, что эта идея верна? Возможно, они нашли для них лучшее применение — например, для решения проблемы «тепловой смерти» вселенной.

Идея о том, что мы —компьютерные симуляции, по сути— кибернетический солипсизм: оснований, чтобы свидетельствовать о том, что кто-то еще, кроме тебя, в твоем искусственно созданном мире обладает сознанием, недостаточно для достижения правдоподобности, не было бы необходимости программировать чье-либо сознание, кроме твоего собственного — точно также, как и детально моделировать всю вселенную, за исключением той ее части, с которой ты взаимодействуешь. Вера в то, что кто-то еще в твоем искусственно созданном мире обладает сознанием подобна вере, что люди в твоих снах тоже им обладают. (Хотя, когда ты говоришь, что считаешь меня сознающим, то, вероятно, делаешь это лишь из вежливости).

Раз уж мы заговорили о сновидениях, то нужно признать, что не всех нас так легко обмануть. В конце концов, мы верим в реальность наших снов только пока их смотрим, а по пробуждении мы осознаем, насколько неустойчива и неубедительна была эта сновиденческая реальность. Но мы осознаем это и признаем живость нашего опыта, его стабильность, детальность, целостность, его последовательность и логичность.

В нашем мысленном эксперименте с искусственным сознанием, находящимся в смоделированном мире, наш воображаемый компьютер способен с необычайной скоростью в деталях создавать безупречно убедительную копию реальности, в которой мы бодрствуем. Имея дело с петабайтами информации в каждый момент времени, этот компьютер должен быть в разы мощнее, чем самый мощный суперкомпьютер, существующий в мире, и запускать программы намного сложнее (а также с меньшим количеством ошибок), чем самые сложные, когда-либо написанные, — можете называть его супер-пупер-компьютером.

Также встает вопрос о том, жил ли ты все это время или же все твои воспоминания о пережитых событиях также являются симуляцией. Это может облегчить процесс программирования– ты можешь появиться сразу будучи 21-летним, и тогда отпадет необходимость писать ту часть программы, отвечающую за твое взросление и обучение всему, чему ты научился за это время. (Это похоже на утверждение о том, что, когда Бог создал мир 6000 лет назад, вместе в этим он создал и те свидетельства, из которых ученые сегодня заключают о том, что миру миллиарды лет).

Но даже супер-пупер-компьютер не сможет создать ни одного сознательного существа. Ключевой момент в этой идее – это то, что симуляция человеческого разума будет сознательной в том же смысле, в каком сознателен ты или я. Твоя компьютерная симуляция не просто будет вести себя как реальный человек – она будет чувствовать боль, удовольствие, вожделение, страх, злость, любовь, тошноту, тревогу, зависть и все, что ты можешь ощущать. Она также будет подвержена тем же оптическим (и другим сенсорным) иллюзиям, что и ты. Она будет чувствовать то же, что ты чувствуешь, когда ты пьян или принял наркотики. Она будет спать и видеть сны, а затем просыпаться и вспоминать, что ей приснилось. Предположительно, она даже, в конце концов, умрет.

Идея о том, что некая довольно сложная компьютерная программа может быть сознательна в том же смысле, в каком сознателен ты или я, зиждется на следующем:

Мозг обрабатывает информацию.Компьютер – это информационный процессор. (Обычно, компьютеры называют процессорами для обработки данных, но их «повысили в звании»).Компьютер может перерабатывать информацию того же вида и теми же способами, что и мозг.Сознающий разум рождается благодаря перерабатываемой мозгом информации.Из этого следует, что сознающий разум возникнет в следствие переработки подобной информации компьютером.

Такая точка зрения по большей части основывается на идее не такой уж и простой информации, как может показаться на первый взгляд. В некоторых случаях мы имеем ввиду физические свойства, которые являются признаками предшествующего (или текущего) положения дел. К ним могут относиться, например, годичные кольца, ледниковый щит, геологические слои, ископаемые останки, улики на месте преступления, фотографии, видео- и аудиозаписи. В этих случаях правильная интерпретация физических свойств может дать нам информацию о возрасте дерева, ледника или геологического образования, существования тех или иных животных в определенный исторический отрезок времени, о том, что произошло на месте преступления и т.д.

В других случаях физические свойства устанавливаются намеренно, напрямую или опосредованно, сознающими агентами (в нашем мире, вероятно, это относится к людям). Позже они становятся сигналами или, иначе говоря, запланированными выражениями или передачей данных. Например, слова, которые я здесь пишу, а вы читаете — объекты вашей интерпретации. Для того, кто ни разу не сталкивался с письменным русским языком, они будут лишь бессмысленными знаками на бумаге (или на экране). В действительности, до тех пор, пока знаки или сигналы не интерпретированы, нельзя говорить, что они содержат информацию — только данные, вопреки тому факту, что соответствующую дисциплину назвали теорией информации (а не теорией передачи данных или сигнальной теорией, что было бы более корректным). Иногда вопрос о том, является ли та или иная информация сигналом, становится проблемой. Например, для проекта, занимающегося поиском внеземного разума (SETI), открытым остается вопрос: передает ли электромагнитное радиационное излучение из определенного источника какие-либо сигналы со стороны внеземного разума или же это просто явление природы?

Различие между данными и сигналами лежит в основе нашего понимания мозга. Для более легкого понимания начнем с простой рефлекторной дуги. В рефлекторной дуге афферентный нерв реагирует на раздражитель (например, когда доктор ударяет молоточком по месту чуть ниже вашей коленной чашечки), что заставляет эфферентный нерв проводить импульсы (это является причиной того, что ваша нога совершает рефлекторное движение). В медицинских книгах и учебниках по физиологии 19 века рефлекторную дугу описывали как отвечающую на раздражитель, переносящую, осуществляющую переход и т.п. (Идеи об информации, сообщениях, сигналах и т.п. были доступны в 19 веке, но авторы этих текстов не проводили аналогий между рефлекторной дугой и телеграфом). Если кратко: рефлекторная дуга не перерабатывает информацию. Причем это относится как к нервам рефлекторной дуги, так и к остальной нервной системе, включая мозг.

Несмотря на убедительную аналогию, на самом деле мозг не является компьютером. Деятельность нейронов не зависит от её интерпретации, хотя нейроученые пытаются, например, дешифровать данные, полученные от особого нейрона зрительной коры головного мозга. Наши записи мозговой активности (например, фМРТ) предоставляют нам данные, но это не те данные, которые обрабатывает мозг. Наши нейроны не интерпретируют сигналы, а просто функционируют так, как должны в соответствии с уровнем своей эволюции.

Компьютер же собирает, обрабатывает и выводит данные подобно дорожному табло, состоящему из некоего количества лампочек. Проезжая мимо, мы можем распознать буквы и слова, но сообщение, которое мы читаем, на самом деле не содержится на дисплее. Представьте себе инопланетянина, который видит это табло как бинарный код, где каждая колонка из восьми лампочек составляет 1 байт. Каким образом он бы смог дешифровать знак, который мы читаем как ОСТОРОЖНО – ВПЕРЕДИ ДОРОЖНЫЕ РАБОТЫ? Компьютер обрабатывает данные (сейчас можно сказать – информацию) только потому, что мы этот процесс таким образом интерпретируем; мозг функционирует без какой-либо интерпретации. Таким образом, нет оснований утверждать, что компьютер, на котором запущена программа, имитирующая мозг, сможет стать сознательным – этот феномен в эру старого доброго искусственного интеллекта (GOFAI – good old fashioned artificial intelligence) называли Сильным ИИ. (Как ни странно, эту идею зачастую поддерживают те же люди, которые утверждают о безосновательности утверждения о сознательности кого-то еще, кроме нас самих или о том, что сознание само по себе – это иллюзия).

Есть еще один интересный момент касательно идеи о нас как компьютерных симуляциях. Если ты веришь, что живешь в имитированном мире, то все, что ты знаешь о мире – включая его необъятность, возможность возникновения разумной жизни где-то во вселенной и даже существование этих самых компьютеров – все является частью симуляции, и, следовательно, не представляет никакой ценности. Свидетельства, на которых строится вся эта цепочка умозаключений, говоря кратко, иллюзорна – и, соответственно, основываясь на них, утверждать ничего нельзя.

Ну и наконец, если мы верим в то, ты мы лишь симуляции, каким образом мы должны себя вести? Должны ли мы относиться ко всем вокруг так, как будто они лишь плод чьего-то воображения, бессовестно манипулируя ими и используя их ради своего собственного блага? Должны ли мы бездумно принимать на себя риски, зная, что наша жизнь на этом не закончится и мы обязательно возродимся снова в другой симуляции или после перезагрузки? И, вообще, может, нам можно не вставать по утрам с кровати, зная, что все вокруг нереально? Я считаю – нет, и предпочитаю жить (согласно соответствующей вариации Пари Паскаля) исходя из того, что я реален, и вы тоже.

Переведено специально для журнала «Скептик»

15:59
146