Откуда США знают больше всех о COVID-19?

Откуда США знают больше всех о COVID-19?

Недавнее, совершенно бредовое заявление США, что Россия тормозит разработку американской вакцины против коронавируса, имеет вполне логичное объяснение — признание проигрыша в гонке вакцин. Для того, чтобы понять, почему Америка в этом публично призналась, обратим внимание на одну, весьма засекреченную структуру армии США — Национальный центр медицинской разведки (The National Center for Medical Intelligence, NCMI). Он входит в состав Агентства военной разведки (DIA), штаб-квартира располагается в главном гнезде американского биооружия — в Форт-Детрик, штат Мэриленд. По факту — это глаза и уши Пентагона в части глобальных вспышек опасных болезней. Хоть ЦРУ также имеет своё подразделение медицинской разведки, однако именно NCMI является головной площадкой для сбора любой информации, включая секретную, касающейся пандемии COVID-19, и последующего её анализа. На сегодняшний день по значимости в послужном списке это самая важная миссия в истории NCMI.

Функции военно-медицинской разведки

Структурно Центр состоит из отдела эпидемиологии и гигиены окружающей среды, отдела медицинских возможностей и вспомогательного отдела. У каждого из них своя роль в нынешней пандемии. Отдел эпидемиологии отвечает за выявление инфекционных заболеваний, оценку их рисков в части угрозы для здоровья и масштабов распространения, за разного рода ЧП и аварии, связанные с утечками опасных биоагентов. Отвечает он и за противодействие биологическому терроризму, но говорить об этом не вполне уместно, так как основная для планеты угроза биологической войны и биотеррора всегда проистекала с территории США — из лаборатории Форт-Детрик. Отдел эпидемиологии также оценивает зарубежные фундаментальные и прикладные биомедицинские и биотехнологические разработки военно-медицинского значения. Именно этому отделу приписывают авторство доклада Трампу и основным союзникам по НАТО о появлении COVID-19 ещё в ноябре прошлого года. От этого документа сейчас отнекиваются все профильные официальные структуры, включая администрацию президента США и сам NCMI. Вот что он ответил на запрос ABC News: «На практике Национальный центр медицинской разведки не даёт публичных комментариев по конкретным вопросам разведки. Однако в интересах прозрачности во время нынешнего кризиса в области общественного здравоохранения мы можем подтвердить, что сообщения СМИ о существовании отчёта NCMI, связанного с коронавирусом, и датированного ноябрём 2019 года, неверно. Такого продукта NCMI не существует».

Практика любой разведки состоит в том, чтобы отрицать любую деятельность, которая может быть с ней связана. Однако учитывая общеизвестный факт, что в период с июня по август в лаборатории самого высокого уровня биологической защиты BSL-4 Военно-медицинского НИИ инфекционных болезней армии США (USAMRIID), всё в том же Форт-Детрике произошло нечто из ряда вон выходящее, повлёкшее трёхмесячное закрытие данной лаборатории, а после этого по США пошла волна атипичных пневмоний, следует полагать, что этот доклад всё же имел место. Но признать это прямо — означает расписаться в авторстве коронавируса и его пандемии.

В свою очередь, отдел медицинских возможностей тоже не зря хлеб ест. Он проводит оценку состояния в части готовности и противостояния инфекционным болезням не только своих лечебных учреждений, медицинского персонала, логистики, фармацевтической промышленности и производства медицинского оборудования, но и весь тот же сегмент у иностранных государств. Именно он сейчас проводит анализ готовности вакцин против коронавируса самых разных производителей и стран.

И именно на основе его данных NCMI поставил президента и правительство США в известность, что американские научные центры и фарминдустрия, несмотря на просто гигантские объёмы финансирования, бездарно проиграли России гонку вакцин.

А что остаётся побежденным? Только жалобно блеять, что им «помешали и украли победу».

Что заставило США спрыгнуть с ВОЗа

А теперь разберём причины выхода США из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Причина 1: инсайд о коронавирусе

Главной интригой в работе NCMI являются источники информации, в результате чего военно-медицинская разведка погружена в тему COVID-19 куда глубже любых других американских и международных структур, включая ВОЗ и даже университет имени Джона Хопкинса. Как это может быть? Ведь, например, ВОЗ, согласно её правилам, получает информацию о любой вспышке инфекционной болезни на планете не позднее чем через три для с момента её проявления. Точно так же она ведёт и мониторинг по коронавирусу. А данными университета Хопкинса оперируют во всём мире.

Ситуацию прояснил Денис Кауфман, отставной офицер, ранее работавший в NCMI: «Ценность NCMI заключается в том, что у него есть доступ к потокам информации, которых нет ни у Всемирной организации здравоохранения, ни у Центров по контролю за заболеваниями, ни у кого-либо ещё».

То есть информация NCMI уникальна, и поэтому именно его данные стали неотъемлемой частью ежедневных брифингов Белого дома о пандемии.

Так что это за информация? Это точно не мониторинг по заболеваемости. Несмотря на то, что Пентагон имеет более 100 военно-медицинских лабораторий по всему миру, у ВОЗ здесь картина более полная. А что тогда остаётся?

А вот здесь и заключена главная интрига — это сведения из многочисленных американских лабораторий и научных центров, которые напрямую связаны с разработкой и применением биологического оружия.

Представьте, что есть психопат, желающий тайно перетравить своих соседей. И вот когда приключаются загадочные инциденты с отравлением, разве есть кто-то, кто лучше самого злоумышленника разбирается в происходящем? То есть США куда больше знают о коронавирусе в силу того, что они его и создали. Они хорошо знают о его структуре, преодолении иммунной системы организма, о течении заболевания, о масштабах распространения и многом другом. И они активно пользуются этим инсайдом.

Очевидно, что заявление Трампа о выходе Америки из ВОЗ не было вызвано реакцией на особо тесные связи этой организации с Китаем. Данное решение имеет вполне рациональное объяснение. Ведь получается, что у NCMI первичная информация, а у ВОЗ вторичная и, что очень важно, в значительной мере, неполная. Действительно, зачем Америке платить за «прошлогодний снег», если она сама организовала этот пандемический «буран»?

Причина 2: боязнь международного расследования

Вторая, а возможно и главная причина выхода США из ВОЗ — это боязнь международного расследования. В мае текущего года под эгидой этой организации состоялась Всемирная ассамблея здравоохранения, где была принята резолюция о проведении международного расследования источника появления коронавируса, включая и полевые изыскания. Планировалось проследить весь путь перехода коронавируса от летучих мышей, далее на циветты и панголины, и до человека. Из 120 стран-участниц ассамблеи не подписали эту резолюцию только США и Швейцария.

Почему именно эти две страны испугались международного расследования — понять не трудно, если вспомнить, что переход коронавируса с летучих мышей на человека стал возможен в результате работы в сфере синтетической биологии, связанной с созданием и обучением химеры коронавируса преодолевать иммунную систему человека. «Экспериментаторы» модифицировали шип-белок коронавируса, который и является инструментом заражения человеческой клетки. Статья об этом была опубликована 9 ноября 2015 г. в научном журнале Nature. Оригинальное название материала: «A SARS-like cluster of circulating bat coronaviruses shows potential for human emergence». В переводе на русский это звучит так: «SARS-подобная группа коронавирусов летучих мышей демонстрирует потенциал к переходу на человека».

Эти, с позволения сказать, «исследования» уже тогда в научном мире вызвали оторопь и протест. Ряд авторитетных учёных заявили, что если созданный и обученный коронавирусный «Франкенштейн» вырвется наружу, траектория его распространения будет иметь ужасающие последствия.

А провели эту «работу» Университет Северной Каролины (США), Национальный центр токсикологических исследований (Арканзас, США), Гарвардская медицинская школа (США), Институт онкологии Dana-Farber (США), Уханьский институт вирусологии (Китай) и Институт исследований в биомедицине (Цюрих, Швейцария). Китаю, в ситуации массовых против него обвинений, терять было нечего, поэтому он и подписал.

Причина 3: Россию в ВОЗ сломать не удалось

Есть и третья причина американского недовольства ВОЗ. Все последние годы с трибуны этой организации США вместе с западными странами безуспешно пытались заставить Россию уничтожить хранящиеся в новосибирском ГНЦ «Вектор» штаммы натуральной оспы. Кроме «Вектора» они остались в США — в лаборатории в Арканзасе. Понятно, что в случае пандемии оспы на какой-то период времени Америка стала бы монополистом в части производства вакцины. Кроме того, велика вероятность, что проводимые в Форт-Детрик «эксперименты» с натуральной оспой преследуют цель её генетической модификации. А у России сохраняется своего рода «эталон» и, соответственно, возможность уличить махинаторов в случае вспышки нового штамма вируса оспы.

Также не надо сбрасывать со счетов и вероятность желания США развернуть полномасштабную биологическую войну, в том числе с применением этого суперопасного микроорганизма.

Практика показала, что американский военный монополизм не только вообще вреден в любой сфере, но и ставит планету на грань тотальных бедствий и даже уничтожения. Вспомним хотя бы бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, ставшие прологом для разработки плана «Дропшот» (англ. Operation Dropshot) по развязыванию ядерной войны против Советского Союза.

12:20
7