Безмятежный сон в зимнюю ночь

Безмятежный сон в зимнюю ночь

Громкий храп раздавался по всему небу, кажись эхом докатился до земли, если не до самого Олимпа.

Нет. Наверное, до Олимпа он так не долетел.

Или долетел всё-таки?

Ну если мы говорим о Купидоне, то таки достиг ушей всех олимпийских богов и пониже рангом живущих на той самой горе.

Итак, в пушистых облаках, подобно на мягкой перине сладко спал бог любви — маленький пухленький мальчик лежал на правом боку и издавал такой громкий храп, что это никак не вязалось с образом этого миловидного прекрасного создания.

Что же произошло с этим необыкновенным мальчиком?

Откуда такой неестественный голос?

А всё оказалось не так, как можно было себе даже такое допустить – Купидон принял на свою маленькую грудь.

— Как это так? – Возмутились все, кому долетела такая новость? – Сам Купидон и поддался под чары бога Диониса? Привлечь последнего к ответу!

— При чём тут Дионис? Что без бога вина нельзя найти, что выпить?

— Но мы же говорим о Купидоне! Он же не кто-нибудь, а сам бог любви.

В это трудно поверить, но дело обстояло вот как.

В самый канун Нового года летел наш миловидный мальчик над землёй и удивлялся тысячью огням в ночи, которые украшали дома, сады и мосты, убранством деревьев, на которых зажигались разноцветные огоньки и тут же про себя подумал:

— Ишь, как встречают меня все эти по земле бродящие, как заскучали за мной и моими стрелами! Всё-таки я один такой неповторимый и нужный во всем мире…

Он даже затрепетал от переполнивший внезапно его гордости и ещё стремительней полетел к первому, утопающему в мириадах красочных огней домику.

Но не так красота незнакомого жилища привлекла внимание бога любви, а запах, источающий оттуда.

Он учуял его издалека и предвкушение чего-то вкусного поесть пленило нашего маленького героя так сильно, что он тут же поддался этому желанию впорхнуть туда во внутрь.

У него уже громко урчало в животике.

Больше противится мысли быть и дальше голодным не было сил.

Ожидания его не обманули – в небольшой гостиной с жарко пылающим камином размещался стол, уставленный всевозможными яствами и с двумя ещё незажжёнными свечами в подсвечниках.

В углу гостиной стояла небольших размеров богато украшенная ёлка.

Всё замерло в ожидании гостей.

Вот-вот они должны были бы постучатся в дверь и осчастливить хозяев дома своим присутствием.

Было понятно, что их с нетерпением ожидали.

Маленький мальчик чуть не задохнулся от восторга и ещё большего запаха, который ударил со всей силой ему в ноздри.

Вот он, стол для него одного, голодного Купидона, которого с таким жгучим нетерпением ожидали и вот он должен отведать эти все яства и осчастливить тех, кто принёс ему в дар столько всего вкусного.

Другими словами – отведай всего, насыться сколько влезет в твой маленький животик и тогда выстрели своею волшебною стрелой.

В прочем, что он незамедлительно и сделал, усевшись прямо на стол и тут же стал поглощать всё, что стояло вокруг него и до куда доставала его маленькая ручка.

Ел он с завидным аппетитом, если не сказать за троих взрослых богов с Олимпа.

Нужно было отдать должное – хозяин попался не каким — ни будь, а отменным.

Купидону нравилось всё.

В заключении он добрался до кувшинчика с вином и просто перевернув его прямиком вылил всё содержимое себе в рот.

Всё!

Вот теперь он сытый и внезапно наш пухленький мальчик понял, что даже немножко охмелел.

Немножко или хорошо его одолело вино?

Наверное, хорошо, если он понял, что после того, как поели можно и поспать.

Глаза вдруг сами стали закрываться.

Неожиданно он просто упал во весь рост прямо на свои пушистые крылышки по среди всех этих грязных тарелок и громко захрапел…

Потчевание Купидона удалось на славу.

Это была «картина маслом», особенно, когда в гостиной появилась хозяйка и громко ахнула, увидев этот несусветный беспорядок на столе, выеденные яства до последнего кусочка, до дна выпитое вино и невообразимо храпящий, пьяный Купидон по среди этого всего хаоса, который «остался доволен от преподнесённых ему даров» от хлебосольных хозяев.

В отчаянии от увиденного молоденькая девушка просто опустилась в мягкое кресло и наблюдала теперешнее состояние на недавно роскошно убранном столе.

Сцена была ужасающая, но отнюдь не немая.

Куда там немая?

Наверное, сам Купидон даже никогда не подозревал, что он так может виртуозно издавать громкий храп, даже присвистывая на весь дом.

— А, ведь вскоре должен был прийти он. – Пронеслось с отчаяньем в голове девушки. – И чем я буду его угощать?

На удивление не неожиданный визит такого гостя, как бог любви, а минута паники заполонила сознание девушки, тому, как человек, которого она ждала был очень желанным, и она безмерно дорожила их не совсем равноценными отношениями.

Её возлюбленный никогда не приходил вовремя на Новый год.

Он являлся в этот дом тогда, когда ему только заблагорассудиться, а вернее, когда ему было удобно, когда проведённое время с друзьями становилось уже скучноватым, когда испытывал от других девушек пресыщение – молодой человек вспоминал, что есть ещё она, про запас. Та, которая ждёт его всегда, которая ответственно готовиться к его приходу, в доме котором всегда чисто и вкусно пахнет и где он особенный и всегда желанный гость.

Вот только она не была никогда для него на первом месте.

А девушка не желала ничего слышать и дорожила каждым его появлением. Он был её принц, юноша с необыкновенными глазами, прекрасными чертами лица и на него было просто невозможно насмотреться.

Ну кто, если не сами боги Олимпа ниспослали его на землю, чтобы он украшал собой этот мир?

Время шло, Купидон так и продолжал спать, издавая громкий храп на столе вокруг горы тарелок, которых так никто и не потрудился убрать.

Внезапно в дверь громко постучали, а вернее несколько раз ударили кулаком.

Это был он.

Девушка встрепенулась и заметалась по гостиной.

— Что же делать? Как я ему объясню, что тут произошло? Он же уйдёт! – Запричитала она в голос.

А за дверью уже доносились какие-то нечленораздельные звуки и настоятельное требование отворить ему дверь.

Её несравненный мужчина был изрядно пьян…

И тут хозяйка дома вдруг остановилась и почувствовала, как что-то внутри поменялось. Изменилось в лучшую сторону.

Её искривлённое лицо приобрело спокойствие, глаза внезапно стали излучать холод и пренебрежение к тому, кто ломился в её дом…

— Так даже лучше. – Отчеканила она ледяным тоном и уверенно пошла открывать дверь.

Гость просто ввалился во внутрь, почти уже мыча и изрыгая недовольство от того, что его так на долго задержали на улице, и он там замёрз.

Шатаясь, юноша зашёл с коридора в гостиную и увидев картину грязной посуды, перевёрнутых подсвечников и продолжающего спать пьяного Купидона, который успел перевернутся уже на правый бок с ужасом перевёл взгляд на злорадствующую хозяйку.

— Это что здесь такое? – Промычал он. – Я между прочем в гости пришёл! Это ты так меня встречаешь? — С упрёком бросил он девушке.

Она посмотрела на него в упор и ледяным тоном проронила:

— Это приём, на который ты заслуживаешь! Вот твой стол – грязная посуда и объедки! Выпитое вино и перевёрнутые подсвечники, грязная скатерть и захмелевший Купидон! Любуйся! И можешь даже доесть те остатки, которые не влезли в рот этого маленького пухленького мальчика! Хватит с тебя торжеств в этом доме и стараний девушки, чувства которой ты никогда не ценил! Это была самая большая моя глупость влюбиться в твоё красивое личико и смотреть на тебя, подобно сошедшего с Олимпа! Посмотри на себя! Каждый год ты приходишь ко мне, проведя новогоднюю ночь уже с теми, кто тебе дороже меня! Изрядно выпившим, с красными глазами и опухшим лицом! Хватит! Больше никто не ждёт тебя здесь! Уходи! – И девушка тут же указала жестом ему на дверь.

Только сейчас гость понял, что к нему приходит ясность и хмель покидает его.

На громкий голос хозяйки уже продрал глаза и сам Купидон.

Он даже попытался подняться на свои пухленькие ножки, но где там? Вино попалось достаточно крепким, так, что о полном равновесии говорить было рано.

Потому, он сидел на столе и наблюдал, как девушка выдворяет такого же пьяного парня, как он был сам.

Правда, бога любви никто не пытался прогнать.

Напротив, он продолжал сидеть на «почётным месте» вокруг полного беспорядка.

Юноша шатаясь поплёлся к выходу, однако уйти ему не дали.

Кто-то неожиданно грубо схватил его сзади за шиворот и с недюжинной силой поволок в гостиную снова.

Ниоткуда явившаяся видная женщина, облечённая в античное платье богатой гречанки с ходу, влепила «желанному гостю» с размаху пощёчину, и что есть силы и закричала:

— Эндимион! Всего лишь простой пастух, которому Зевс даровал когда-то сон, дабы спать вечно! Дабы хранить свою красоту, а не стареть и пить вино, как свинье! Как посмел ты проснутся и предаться веселью? Как посмел ты примкнуть к Дионису и вкушать с ним все радости застолья?

Молодой человек с изумлением смотрел на незнакомку, что требовала с него отчёта, и главное за то, в чём он точно не был виновен.

— У меня нет среди друзей Диониса. Не пил я с ним. – Виновато пробубнил себе под нос юноша. – И с пастухом не пил. Может напился он где-то и спит с овцами? Вы проверьте! — Промычал юноша.

Дальше разглагольствовать ему не дали. С размаху влепили ему очередную пощёчину, после чего таки привели окончательно в чувства.

Вот только за что его обвиняли никак не вязалось в его голове.

Хотя, как такому вообще можно вязаться?

— Я тебя в гроте оставила, горы Латмос! – Не унималась незнакомка. — До сегодня ты мирно там спал! Ни одна морщинка не искажала твоих совершенных изгибов! Ты был так красив! Ах сколько раз я касалась руками твоих волос и молила проснуться, ибо ж ты так прекрасен! И ты проснулся! Это я тебя вымолила или же тебе кто-то другой помог? – Вновь пошла в наступление незнакомка.

— Это Селена, богиня Луны. – Внезапно вмешался Купидон, наконец-то пришедший в себя, пытаясь прояснить ситуацию хозяйке дома и гостю с кем им пришлось иметь дело.

— А! – Тут же перевела свой взгляд Селена на бога Любви. – Вот оно что! Купидон! Такой, же, как и этот проснувшийся мерзавец пастух! Вот значит чьих рук это дело! Вот кто выпустил этого погонщика овец бегать снова по лугам! Я конечно всегда молила этого неотёсанного балвана проснутся, но не до такой же степени, чтобы его и в правду заставить открыть глаза! Теперь кого я буду просить пробудиться?! Чьи волосы теперь прикажете ласкать? Кем любоваться, если его прекрасное лицо уже не так свежо после попоек с Дионисом? Это тому всё равно! Пьёт, молодеет и не краснеет! А этот уже не такой! – Фыркнула богиня и в ярости отвесила юноши снова подзатыльник.

Определённо — это был день молодого человека, вернее ночь, когда боги Олимпа прямо или косвенно, или по ошибке карали за его пренебрежение к этой чистой девушке, за пользование её добротой, но то, что ему навешивали дополнительные обвинения и то, чего он вообще не совершал было уже слишком.

Подумать, какой бред. Как он посмел проснутся?

Сказать, что Селена была не в духе – значит ничего не сказать.

Одно можно было понять – пьяных мужчин она на дух не переносила. А тут уже позволили себе принять на грудь и боги.

Она брезгливо посмотрела на сидящего, не совсем трезвого Купидона с примятыми крылышками за спиной вокруг безобразия на столе.

— Значит Дионис добрался и до тебя, мой мальчик. – Зло бросила она. – Хотела я и тебе задать хорошенькой трёпки, да вижу вид у тебя не презентабельный. Не было тебе дела до пробуждения этого заблудшего пастуха. Что один, что другой словно с ума сошли, с цепи сорвались! Тогда кто же виноват?! – Глаза Селены сверкнули, словно молнии.

Зря богиня луны так расшумелась.

Вскоре молния сверкнула не только в её глазах, а и по среди гостиной.

Перед ошарашенной публикой появился высокий и крепкий мужчина, с ярко-рыжими волосами и бородой.

Купидон и Селена тут же притихли, а девушка и юноша от неожиданности только хлопали глазами.

Это был сам Зевс.

— Ну?! – Вырвалось у него вместо стандартного приветствия. – И что тут делает пастух?! Кто осмелился разбудить его, если я ему повелел спать вечно и никогда не стареть?!

Теперь очередь хлопать глазами пришла Селене и Купидону, правда от страха, так как громовержец как раз грозно посмотрел на их обеих.

— А, мы как раз выясняем это между собой. – Пролепетал испуганно Купидон.

— В самом деле?! – Язвительно спросил Зевс. – И на каком этапе выяснений вы находитесь, стесняюсь спросить?!

— Ни на каком! – Взвизгнула, подобно собачонке Селена, хотя пять минут назад она ещё не была такой испуганной, и раздавала оплеухи на лево и на право.

Самый главный на Олимпе пытливо посмотрел на ещё не совсем пришедшего в себя Купидона и внезапно схватив его за погнувшееся крыло тут же поставил на ноги.

— Не твоих ли это рук дело переделывать мою работу мой мальчик?

— А больно нужно вмешиваться в твои великие дела, Зевс. – Пролепетал испуганно Купидон.

— Тоже верно! Тебе это зачем?! Правильно мыслишь! Тогда кто вернул этого проходимца к жизни ползающих на земле, да ещё изрядно напоил?! – Голос громовержца усиливался всё больше и больше, пока не перешёл из крика на рёв.

— Может кто — то там решил? – Чуть слышно промямлил бедный бог любви и показал ручкой на верх.

Зевс и сам посмотрел на верх и даже на мгновенье задумался. А кто там на верху? Так ведь он там только на верху! Тогда кто ещё может быть на верху?!

Глаза самого главного на Олимпе от злости тут же налились кровью, и он поднял несчастного мальчика выше головы так, чтобы ему мало не показалось.

Правда ему уже мало и так не показалось.

— Но это не я! – В каком-то отчаянье завизжал Купидон, чуя близкую погибель. — Я такая же жертва вина, как и этот пастух! Ну сам посуди если я сам охмелел и уснул, нужен ли мне тот, в кого я могу выстрелить, но не влюбить?! Он же все время спит!!!!!

— Я с пастухом не пил! – Внезапно раздался нетрезвый голос юноши, — И с этим малым не пил, и с тобой не пил! – Без тени уважения к громовержцу ткнул пальцем юноша на него, и кстати очень зря.

Сильная оплеуха в очередной раз достигла несчастного гостя, и он кубарем покатился в коридор к выходу.

— Да что вы меня сегодня все бьёте?! – Пробубнил под нос себе он.

Но было ли дело кому, до его пьяных возмущений?

— И в правду. – Рассуждал Зевс в слух. – И что мне Купидон, если и он поддался чарам вина…Диониса? – В миг главный на Олимпе даже не понял, что к нему сейчас пришло прозрение. — Ах ты проказник, вино — любитель, тебе бы только веселья, застолья и разгульная жизнь! Весь год пьёшь и отрезветь времени не хватает! — Пошёл в наступление по — новому Зевс, но уже на бога вина.

— Ну и зачем я тебе понадобился? – Спросил внезапно появившийся ниоткуда молодой красивый мужчина, в золотой тунике и тёмными вьющимися волосами.

Огромный локон вдруг упал ему на лицо и закрыл правый глаз. Он бережно убрал его на верх и оценивающе огляделся.

— Ты между прочим оторвал меня от веселья. – Вальяжно подметил Дионис.

На лице громовержца даже нарисовалась какая-то тень снисходительности.

— Ах бедненький ты мой! Ещё не допил и не догулял?!

— Ну чё ты так завёлся? Новость о твоём пастухе уже десять раз облетела Олимп и в мои уши ударилась! — Парировал бог виноделия. — Ну подумаешь кто-то не захотел вечно спать и решил не просто проснуться, но и напиться! Да я и сам бы так сделал! – Махнул рукою он. – Ну зачем мне кого-то будить?! Вместо того, чтобы шептать этому погонщику овец о любви, лучше бы Селена принесла бы ему выпить! Сто лет нужна ему любовь без вина! Ты пойми, я не ищу никого, все приходят ко мне сами и остаются со мной пировать навсегда! Ох этот дивный аромат вина, обжигающий губы, он не пьянит, а возносит тебя в мир блаженства! – И Дионис даже, прикрыв глаза погрузился в дивные воспоминания, а потом внезапно отцепил од пояса глиняную маленькую амфору и протянул Зевсу. На попробуй и не говори, что не пробовал.

Громовержец попытался посмотреть на обвиняемого как-то строго, но у него никак не получалось.

— Не могу. Не сейчас. Сейчас мы виновного ищем, и кто-то из нас всех должен быть ясно мыслящим, а не вечно пьяным, как ты. Ты лучше оставь мне на потом. Потом я отведаю дивный аромат. – Главный на Олимпе с нескрываемой жалостью смотрел на закупоренную амфору, но ничего не поделаешь.

— И кому здесь нужна любовь? – За всё время перепалок с богами раздался грустный голос хозяйки дома, тихонько усевшийся в кресло и наблюдая этот бесплатный цирк, устроенный олимпийскими богами, и почему-то в её доме. – Мужчины предпочитают вместо женщин вино. Мой возлюбленный всегда сначала предавался пьянству, а потом вспоминал обо мне. Купидон поддался не чарам любви, а тоже дивному аромату вина Диониса.

— Вот и я о чём говорю, тот, кто не был на моих пиршествах, не вкусил дивный напиток из моих виноградников не может быть влюблённым в эту жизнь – всё остальное скучно. – Воодушевился по — новому Дионис.

— Я не нарочно, я не такой! – Тут же пошёл в защиту себя Купидон. — Честно-честно не нарочно! Это всё вино виновато, это оно меня соблазнило, а так я ни-ни! … У меня много работы стрелы пускать!

— Ой! Ой! Ой! Не такой! – С ходу перекривил его бог виноделия. – Да щас, другой, такой, как и все остальные. Видел я таких как ты, приходящих ко мне не таких, потом становились такие как все… – Хмыкнул с издевкой Дионис и многозначительно переглянулся с Зевсом, который также потешался над бедным богом любви.

— Но в этот раз я благодарна тому, что всё именно так произошло. – Хозяйка дома поднялась с кресла и подойдя уверенно к богу любви помогла ему привести в порядок его крылышки. – Если бы не вино я бы не поняла ещё долго, кто на самом деле мой возлюбленный и дальше продолжила бы слепо любить того, кто не любил меня. Если бы Купидон не выпил лишнего и не перевернул весь стол верх дном не пришло бы в голову сознание, что любимый человек заслуживает на самом деле. Так, что спасибо тебе мудрый бог любви и несравненный Дионис.

— Ну так, а я о чём, а вы о чём? — Бог виноделия самодовольно хмыкнул.

— Но я ничегошеньки не сделал! – Запротестовал против похвалы Купидон. – Я не влюбил, а разрушил! Но я всё мигом исправлю, я сейчас полечу на улицу и обязательно в кого-нибудь выстрелю и вуаля – тебя полюбят.

— Впервые в жизни я так счастлива от того, что меня оставили. Позволь мне побыть дальше одной и пересмотреть мою жизнь. Сейчас мне нравиться моё состоянии одиночества и спокойствия, а потом обещаю я соглашусь быть любимой, но не сейчас. – Радостно пролепетала хозяйка дома. – Сейчас я хочу посвятить моё время выпечки всевозможных пирожных, потому стоит навестить мой дом со временем.

Дионис тяжело вздохнул:

— Прекрасная нимфа не пожелала бы последовать за мной и предаться веселью и вину. Хотя там, где я – никогда не смолкает праздник. – С грустью подытожил Дионис.

— Моё место тут, прекрасный бог виноделия.

Внезапно перед присутствующими появилась разволновавшаяся Селена и сходу выпалила:

— Спит!

— Кто спит? – Насторожился Зевс.

— Эндимион спит, как и спал! – Пролепетала виновато богиня Луны.

— То есть как спал? Он вернулся? Так вон же он, сидит в уголке и дремлет, как ни в чём ни бывало! – Раздражённость Зевса росла не по минутам, а по секундам.

— Пастух не просыпался ни разу за это время. И Дионис тут не причём. Это не Эндимион там в уголке спит, а очень похожий на него. А я подумала, что кто-то разбудил моего юношу. Ещё раз сейчас пошла проверила. Всё спокойно. Но я тут совершенно ни при чём, это всё вино. – Щебетала Селена, пытаясь тщетно оправдаться.

— Так ты не пила вина! – Уже взревел главный на Олимпе.

— А, я надышалась, наверное, этих вот пьянящих испарений и что-то там чуточку напутала. – Селена тут же отстранилась от нависшего над ней Зевса и в миг спряталась за Дионисом.

— Я улажу. – Заговор чески пробубнил бог виноделия и пока Селена вылетела пулей из дома подальше из глаз Зевса на сцену опять выступил Дионис.

— Ну чё ты опять завёлся? Ну что не видишь, что здесь нужно застолье и вкусить дивный напиток? Ну чего ты полетишь догонять эту сумасшедшую? Ну на кой она тебе понадобилась? Вот если бы ты чуточку выпил, то реагировал на всё бы не так. Нервы у тебя как канат. На меня посмотри – само спокойствие. А знаешь, что? А это всё целебное вино, его принял на грудь и как новенький. Я ж говорил тебе, что не я ищу кого напоить, а люди сами приходят. Это тот погонщик овец не придёт, и я к нему не побегу. Хотя в душе мне его жаль. Выпить поди хочет, а никто не принесёт. Да и зачем нам о нём вспоминать? Ты у меня один такой, кого я могу убедить подлечить свои расшатанные нервы.

Дионис как-то фамильярно набросил руку на шею Зевсу, и они оба удалились на нескончаемое пиршество великого и бесшабашного бога вина.

Наконец в доме стало тихо.

Девушка опять опустилась в кресло и посмотрев в окно о чём-то задумалась.

Купидон присел у её ног и подперев ручками бороду посмотрел в сторону, куда смотрела девушка.

— Ты правда не злишься на меня? – Спросил он виновато?

— Ну что ты, дорогой мой! Ты появился в моей жизни, как нельзя кстати, спасибо тебе за всё. – Стала утешать его хозяйка дома.

— Тогда я полечу, возможно пригожусь кому-то ещё. Хотя конечно же пригожусь. Наверное, я сам по себе приношу удачу. Значит я больше чем маленький мальчик с луком и волшебными стрелами.

На улице было людно, яркие огни по всюду просто ослепляли глаза бога любви и мешали смотреть и тогда он стал стрелять не глядя, просто у него было какое-то особенное праздничное настроение.

Он не знал, что сегодня была новогодняя ночь и не один Дионис и его приближённые предавались веселью.

Мальчик часто смешивался с толпой и захмелевшему люду дела не было, что в их жизнь происходит такое значительное событие, как увидеть воочию Купидона настоящего.

Однако кто-то из толпы таки разглядел этого симпатичного малого и выкрикнул:

«Гороскоп на сегодня – сегодня в ваше сердце выстрелит Купидон! Будьте готовы! – А потом добавил. – Можно подумать кто- то ещё на этой земле верит в подобные глупости! Нет! Если бы это было на самом деле, то почему бы и нет, но сказкам давно уже нет места в нашей жизни! В канун Нового года выстрелит Купидон?! Разве, что может выпущенный на волю фейерверк влететь нам не в само сердце, а прямо в голову! Это было бы логичнее!

Обидно, досадно, но ладно, если люди не верят в подобные чудеса.

Как бы там ни было наш славный бог любви выполнил свою задачу, опустошил колчан со стрелами и был угощён не раз ещё вином…

Ох уж этот проказник Дионис, оказывается, а может он и вообще был не при делах, но на то она сумасшедшая Новогодняя ночь, чтобы видеть то, что в обычной жизни не увидишь и совершать поступки, на которые вряд ли был бы способен опять — таки в обычной жизни.

Так случилось и с тем юношей, которого приняли за пастуха.

После пережитых событий он долго бродил среди люда и внезапно увидел, как огромные воздушные шары ожидают своих смельчаков.

Всех желающих приглашали подняться в небо и полюбоваться красотами новогодних огней сверху, в ночи.

До всех красот ему было всё равно. Свою новогоднюю «сказку» он получил сполна, а вот быть по дальше от всех — стремление было велико.

Словом, он залез в корзину, и так, как желающих больше не оказалось — юноша полетел ввысь один.

Когда Купидон устал, он нашёл мягкое и уютное местечко на облаке, расположился там поудобнее и уснул безмятежным сном, издавая невообразимый храп в зимней ночи.

Вино несносного Диониса таки сделало своё дело.

Маленький бог любви не видел, как воздушный шар пролетел мимо его облака очень близко и отправился в далёкое своё воздушное плаванье, прямо к горе Олимп, в резиденцию богини Селены.

А ведь спящий в корзине юноша так хотел побыть вдали от всех.

Значит тому так и быть.

Таково селяви.

Но это уже другая история.

Правда, Купидон кое в чём ещё провинился.

Не совсем, ну почти не нарочно он влюбил одного видного парня в девушку, хотя она просила этого и не делать.

Но это уже была не проблема Купидона.

Почти сами влюбились и пусть сами и разбираются.

Он почти не при делах и как про себя отметил всё, что сегодня он не совершил – он совершил талантливо.

А теперь с Новым годом!

Клидерман Отто

07.01.2021

Украина

23:00
17