vc.ru - Стартапы и бизнес

vc.ru — крупнейшая в рунете площадка для предпринимателей нового поколения. Мы пишем о стартапах, растущих компаниях, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста.

23 сентября 2018

vc.ru - Стартапы и бизнес
2 года назад

Инновации вопреки финансовому кризису: как устроен первый «умный» город в Греции

Конспект материала Guardian.

«Раньше местным жителям приходилось звонить заместителю мэра, чтобы починили сломанный фонарь, — рассказывает Соня Софо, бывший офицер полиции, — теперь знать политика не нужно».

В центре управления в Трикале, первом «умном» городе Греции, у Сони много работы. Перед ней висят девять экранов, на них — карты и графики, отображающие количество свободных парковочных мест, состояние светофоров и водопроводных труб, местоположение мусоровозов и месячный бюджет администрации.

Соня отвечает на звонки, вносит сообщения о неубранном мусоре и упавших ветках деревьев в электронную систему жалоб. По мере работы информация появляется на экранах.

Количество «умных» городов множится по всему миру. Повышение эффективности городской жизни с помощью технологий для многих стало приоритетной задачей, поскольку, согласно оценкам ООН, к 2050 году две трети населения планеты будет жить в городах. В разработку технологической базы «умных» городов вовлечены такие крупные компании, как Cisco, IBM и Intel.

Guardian

Население Трикалы составляет 82 тысячи человек, город расположен в Фессалии. В 2014 году, когда мэром города стал Димитриус Папастергиу, в стране был финансовый кризис, а у муниципалитета накопился долг в €45 млн. Денег на большой технологический проект не было.

Но с помощью парнёров, включая Европейскую Комиссию, которая профинасировала пилотный запуск беспилотного автобуса, и греческих технологических компаний Sieben и Parkguru, Трикала завоевал репутацию инновационного центра ещё в 2004 году. Тогда министр экономики назвал его первым цифровым городом страны. Позже Трикала попал в список 21 лучших «умных» городов мира.

Участвуя в проектах, проводимых ЕС, и предлагая местным технологическим компаниям площадки для испытаний, руководству удалось уменьшить долг на €20 млн.

По данным издания, сильнее всего на жизнь горожан повлияла электронная система приёма жалоб — с начала года власти получили более 4000 запросов и комментариев. Согласно статистике администрации, около 10% обращений сделаны с помощью мобильного приложения, а среднее время решения проблемных вопросов сократилось с месяца до восьми дней, а сам процесс стал прозрачнее.

В качестве эксперимента на уличные фонари установили датчики, что позволило сократить расходы на электричество на 70%. Полгода по городу ездили несколько беспилотных автобусов.

Однако Папастергиу признаёт, что последняя инициатива была призвана скорее воодушевить горожан, нежели качественно изменить их жизнь. «У нас получилось убедить сообщество в том, что мир ждут перемены, и мы должны быть к ним готовы», — подчёркивает мэр.

Трикала — единственное место в Греции, где в каждой из 120 школ есть роботизированные наборы LEGO и Raspberry Pi. Оплатила их компания e-Trikala, созданная в 2008 году для поддержки местных инноваций.

Учитель информатики Вассилиос Спакос рассказывает о школьной лаборатории по созданию роботов — самой большой в стране. Показывая корреспондентам Guardian творения учеников — машины, способные самостоятельно находить выход из лабиринтов, подниматься по ступеням и анализировать качество воды — Спакос объясняет, почему подобные проекты важны для городской молодёжи.

Взгляды ребят стали шире, они занимаются тем, о чём раньше и подумать не могли. Как-то раз я спросил одного из учеников, кем он хочет стать, а он ответил: «Доктором, но доктором, который будет делать операции с помощью роботов».

Вассилиос Спакос

Папастергиу не раз подвергался нападкам за то, что городские власти мешают автомобилистам — количество парковочных мест сократили, чтобы освободить место для полосы под беспилотные автобусы. После эксперимента её превратили в велосипедную дорожку.

Guardian пишет, что некоторые пожилые люди с презрением встречают высокие технологии. Тем не менее 79-летний Георг Кириакоулис, однажды прокатившийся на беспилотнике из любопытства, говорит, что таких немного. Большая часть его друзей поддерживает перемены.

Сдвиг в отношении местных жителей к технологиям — главное достижение Трикалы, уверен преподаватель кафедры регионального развития в Университете Фессалии Пантолеон Скаяннис.

Да, это не технологии уровня NASA, но власти создают среду, благодаря которой горожане постепенно привыкают к новинкам.

Пантолеон Скаяннис

У города большие планы на будущее. Для начала Трикала хочет принять участие в программе EU’s Activage, в рамках которой проводятся испытания «умных» домов, отслеживающих состояние здоровья пожилых людей, анализируя их движения и потребление пищи. Город намерен и дальше развивать сельскохозяйственный проект — выращивание древних растений, необходимых в создании лекарств, с опорой на технологии.

Администрация надеется, что эта инициатива создаст новые рабочие места, особенно для молодых людей, поскольку одна из главных проблем в регионе и Греции в целом — переезд молодёжи. С момента кризиса в 2008 году страну покинуло почти полмиллиона греков, по большей части молодых выпускников вузов. Уровень безработицы среди молодёжи колеблется на отметке 44% — самый высокий показатель в ЕС.

Учитель Спакос видит в «умных» городах своеобразный ключ к спасению: «Сегодня лишь технологическая отрасль даёт ребятам инструменты, необходимые, чтобы преуспеть в жизни. Если бы вся страна последовала примеру Трикалы, мы, быть может, смогли бы выбраться из кризиса».

Показать полностью…
  • Нравится 0
  • Комментировать 0
  • 0
Пока нет комментариев
vc.ru - Стартапы и бизнес
2 года назад

Airbnb попросила у властей США разрешение на поощрение владельцев квартир акциями компании

Для этого необходимо изменить законодательство.

Сервис кратскосрочной аренды жилья Airbnb попросил Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC) разрешить выпускать акции для владельцев домов и квартир. Об этом сообщает CNBC со ссылкой на письмо компании, направленное в ведомство.

Airbnb предлагает SEC изменить правило 701 Закона о ценных бумагах США и включить новую категорию людей, которым разрешено владеть ценными бумагами частной компании. Сейчас право владения акциями и опционами есть только у инвесторов и сотрудников.

Airbnb — компания, построенная на сообществе. И нас не было бы без арендодателей. Мы хотели бы, чтобы самые лояльные владельцы жилья были нашими акционерами, но чтобы это стало возможным, нужно изменить политику.

гендиректор Airbnb Брайан Чески в разговоре с Axios

Axios отмечает, что даже если предложение Airbnb одобрит SEC, его должна проанализировать Служба внутренних доходов США, чтобы оценить, как подобное соглашение может повлиять на налоговые обязательства участников сделки.

Airbnb — не первая компания, выступившая с такой инициативой. По данным Axios, в июне 2017 года Uber также обсуждала с SEC возможность награждения водителей акциями компании. В 2016 году основатели нью-йоркского такси-сервиса Juno зарезервировали 50% акций компании для водителей, но позднее отказались от такой модели распределения долей.

#новость #airbnb

Показать полностью…
  • Нравится 0
  • Комментировать 0
  • 0
Пока нет комментариев
vc.ru - Стартапы и бизнес
2 года назад

Есть ли жизнь после санкций? 10 вопросов финансисту

Отключение России от СВИФТ, последствия для кошелька обывателя, курс-шмурс, факсы, блокчейн, сумки с наличкой.

Как и обещал, выкладываю вторую (экспертную) часть цикла «Что, блин, вокруг происходит?!». Выкладываю с опозданием, т.к. старина Хемингуэй завещал писать пьяным, а редактировать трезвым. В этой серии я задаю глупые поверхностные вопросы умному опытному финансисту, который, в силу почтенного возраста и занимаемой позиции в одном из крупных банков, пожелал остаться анонимным. Для удобства буду называть собеседника Семёном, мои вопросы выделены болдом, прямая речь Семёна, соответственно, эээ… не болдом, лирические отступления – курсивом.

Сёма, чо вообще происходит? Что будет с курсом, какой прогноз?

Это как в анекдоте:

– Доктор, я умру?

– Конечно!

Здесь не может быть точного расчёта. Но есть вероятности. На мой взгляд, вероятность встретить новый год с курсом 85… пусть будет, 85%. Долгосрочный прогноз ещё хуже. И дело не только (и не столько) в санкциях.

По ходу беседы я могу посоветовать несколько книг, которые будут интересны вашему сообществу для общего развития и более основательного погружения в тему.

Экономика переплетена и с наукой, и с культурой, и с религией – со всем.

Джаред Даймонд написал свои знаменитые «Ружья, микробы и сталь» из-за одного вопроса, заданного папуасом Яли: «Почему вы, белые, накопили столько карго и привезли его на Новую Гвинею, а у нас, черных, своего карго было так мало?». И эту книгу о судьбах человеческих обществ я советую в первую очередь.

Кровь экономики – деньги. А деньги – это не только (и не столько) известные функции: мера стоимости, средство обращения, платежа и накопления. Если брать чуть масштабнее, деньги – это социальная технология, регулятор общественных связей, инструмент сглаживания и устранения конфликтов, которые возникают в социуме.

Что ещё выражают или означают деньги (ракушка каури, римский сестерций, долларовая купюра, лимит овердрафта по карте)? Отношения долга. Сколько товара должен тебе магазин, сколько ты должен банку. Сколько ты можешь нанять людей, сколько стоит твоё время. Деньги – особый вид кредита, денежный обмен – способ погашения задолженности, а наличность – символ кредитных отношений (про это есть отличная книга Феликса Мартина «Неофициальная история денег»). Non Aes, sed Fides – «Не металл, но доверие». Обезьяны, кстати, очень быстро учатся «играть в деньги»: сначала менять разные фрукты и орехи на жетоны соответствующих цветов, потом они начинают копить жетоны и менять их, например, на секс.

Мы остановились на санкциях. Насколько существенное влияние на экономику РФ оказывают уже примененные меры? Что будет дальше?

Самые болезненные – санкции на поставку технологий. Они означают устаревание инфраструктуры. Это фактор №1 в сдерживании роста. Отставание технологий в ежедневно меняющемся мире — приговор. Фактор №2 – средние цены на нефть. Восстановление до 70-80 долларов за баррель для российской экономики означает стагнацию, падение до 40-50 – тяжёлый кризис. Рубль – сырьевая валюта. Развитие в долгосрочном периоде не просматривается из-за демографической ямы (фактор №3). Население стареет и сокращается, не спасает даже приток мигрантов. №4, как ни странно, инновации: доля капитала в ВВП растёт, доля труда – падает. Работы в привычном понимании будет всё меньше. Повышение пенсионного возраста неизбежно, как и рост напряжения в обществе. Но из ближайших потрясений, отключение от СВИФТ, пожалуй, наиболее существенное и наименее иллюзорное.

Почему вообще одни валюты дешевеют, а другие дорожают? Что влияет на изменение курса? Почему изменяется твоя покупательная способность?

Влияет всё: успешность экономики в целом и по отраслям, разведанные запасы полезных ископаемых, технологические прорывы и научные открытия, даже спортивные мероприятия!

Но больше, конечно, влияют действия регуляторов. Задача центробанков и состоит в удержании относительного равновесия своих валют по отношению к другим. И делается это посредством закона спроса и предложения: если национальной денежной единицы станет меньше, то она станет дороже. Пока всё просто.

Ставки по операциям центробанков, учётные ставки и ставки рефинансирования – основной инструмент. Центробанк предоставляет банкам ликвидность дорого – укрепляется национальная валюта, но растут и ставки по кредитам. Центробанк «печатает деньги» – экономика получает стимулы, но денежная единица слабеет. Всё ещё просто, но уже просматриваются единство и борьба противоположностей.

Когда меняется масштаб, и от своего кармана мы переходим к глобальным расчётам, на сцену выходят платёжные системы. Тот же SWIFT – тоже способ совершения платежей и передачи информации. Проверенный временем, надёжный, общепринятый способ.

Важный в нашем случае потому, что SWIFT = международная торговля.

RUB – сырьевая валюта, и никаким импортозамещением гипотетическое отключение от SWIFT не лечится.

Россию реально могут отключить от SWIFT?

Да, технически могут. И, вероятно, в скором времени отключат. По совокупности «грехов»: Крым, Донбасс, боинг, выборы Президента США, Сирия, Солсбери, список можно продолжать достаточно долго. SWIFT будет сопротивляться этому до последнего. В 2014 они заявили, что являются нейтрально глобальной компанией, и что не будут принимать никаких односторонних решений по отключению кого бы то ни было. И только соответствующее решение Европейского Союза может заставить SWIFT исключить российские фининституты. Это ударит не только по доходам SWIFT, а прежде всего по репутации и статусу глобальной платёжной системы. Может ли принять такое решение Евросоюз? Да, можно представить цепь событий, которая к этому приведёт. Эскалация, бескомпромиссность, провокации, глупость и некомпетентность – отличные проводники в таких причинно-следственных цепочках.

Такое раньше с кем-то случалось?

Да, случалось. Иран отключили в марте 2012. Сначала долго предупреждали, откладывали, но после того, как Сенат США ввёл санкции против SWIFT, банки Ирана отключили. Что за этим последовало? Первое время находили схемы расчётов через Турцию или Эмираты. Время международных расчётов увеличилось с трёх дней до пары недель. Потом лавочку прикрыли, осталось только возить нал в чемоданах. Международные расчёты трудно обслуживать налом. Иран перешёл на бартер, зачёты и тому подобное. Несмотря на все заявления, что всё ok и есть жизнь без SWIFT, экспорт нефти за год упал в два с лишним раза. Что сразу отразилось на курсе иранского риала.

Существуют какие-то альтернативы? Возить наличку сумками?

Разумеется, все банки сейчас готовтся к пессимистичному сценарию: в нашем банке, например, недавно провели ревизию списанного оборудования, а именно – древних факсов, есть вероятность, что скоро придется сдувать с них пыль.

Что еще: запилили Систему передачи финансовых сообщений (СПФС) Банка России и Национальную систему платёжных карт (НСПК). Даже если не принимать во внимание качество реализации отечественных инструментов – это всё внутренний рынок, который не заплатит за всю добытую нефть.

Примерно 70% мирового товарооборота происходит в долларах. Анонсированные на ноябрь санкции могут отставить от внешней торговли России… примерно треть, в худшем случае.

Санкции в самом жёстком виде предусматривают запрет российским банкам на операции в долларах и даже блокировку счетов.

Насколько мне известно, некоторые банки (Мособлбанк, АРБ) рассматривают достаточно неожиданные решения, вроде блокчейн-проекта KVANTOR, который, судя по их сайту, обещает «борьбу с централизацией и глобальным контролем, создание банковского неттинга в таких странах как Китай, Россия, страны Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока, с целью нивелировать чрезмерное финансовое влияние США. Прямые расчёты в национальных валютах, смарт-контракты для обеспечения денег. Сделать эволюционный шаг по альтернативе SWIFT платежей, оставаясь при этом в рамках существующей банковской системы».

Как именно будет делаться «эволюционный шаг» — остается загадкой. Я бы скорее поставил на наличку сумками. Впрочем, даже ЦБ при всей своей консервативности регулярно посматривает в сторону криптовалют.

А позитивные сценарии есть?

Конечно есть! Только они менее вероятны, и предполагают наступление таких событий и принятие таких решений, которые идут вразрез с происходящим вокруг, здесь и сейчас.

Окей, предлагаю закончить небольшой серией бытовых вопросов, в формате «бриф».

Погнали.

Что происходит в случае дефолта (формат 1998 года)?

— падает сбор налогов;

— темп инфляции растёт в разы (3 раза

— девальвация рубля – в разы (почти в 4 раза);

— доходы казны, граждан и бизнеса обесцениваются;

— девальвация делает импорт слишком дорогим, но пользу от этого можно извлечь только при “живом” малом и среднем бизнесе.

Что делать специалисту с зарплатой 100.000р? Требовать повышения? Откладывать? Покупать доллары?

Бизнесам легче не станет, и зарплаты расти не будут. Честно говоря, я бы советовал готовиться к шокам, а не к повышению зарплаты. Это значит да, откладывать. Да, покупать доллары хотя бы на 50% того, что получается отложить. Вообще-то это азы финансовой безопасности и ответственности.

Стоит ли брать рублевый кредит в спекулятивных целях?

Банки своё возьмут. В ставках, в комиссиях, в сопровождении, в изменении условий. Полагаю, честным ответом будет «Нет, не стоит».

Что будет происходить на рынке недвижимости (продажа/аренда)?

Цены не вырастут, даже в рублях, даже в Москве. Скорее, склонен думать, что недвижимость (как покупка, так и аренда) будут дешеветь, просто из-за обнищания основной массы населения

Что еще советуешь почитать нам – финансово недисциплинированным, как выразился Тиньков, «постхипстерам»?

Например, Ха-Джун Чанг, «Как устроена экономика»; «Антихрупкость» и «Рискуя собственной шкурой» Нассима Талеба – отличные книги для нашего времени.

Показать полностью…
  • Нравится 0
  • Комментировать 0
  • 0
Пока нет комментариев
vc.ru - Стартапы и бизнес
2 года назад

«Мы выучили урок: не стоит жить на деньги инвесторов. И первое, что мы сделали, — уволили всех людей из отдела продаж»

Главное из разговора сооснователя компании-разработчика VPN-сервиса HotSpot Shield Дэвида Городянского с Елизаветой Осетинской.

21 сентября 2018 года проект «Русские норм!» Елизаветы Осетинской опубликовал интервью с сооснователем компании AnchorFree, которая разработала VPN-сервис HotSpot Shield, Дэвидом Городянским. Предприниматель рассказал о своём первом офисе, компаниях, в которые стоит инвестировать, и будущем интернета.Краткая справка о Дэвиде Городянском:

Дэвид (Дмитрий) Городянский родился в Москве в 1982 году, его родители эмигрировали в США, когда ему было девять лет. В 2005 году Городянский и другой выходец из России Евгений Малобродский основали компанию AnchorFree. AnchorFree устанавливала точки доступа к бесплатному Wi-Fi в Сан-Франциско и Кремниевой долине, на старте основатели вложили в оборудование $50 тысяч. В том же году AnchorFree начала развивать VPN-сервис Hotspot Shield, который в итоге стал популярнее основного продукта. По собственным данным, пользователи по всему миру скачали Hotspot Shield 600 млн раз. В категории Unlimited Privacy & Security в App Store приложение занимает 53 место, сервис работает по модели freemium. По данным Crunchbase, за все время работы AnchorFree привлекла $357 млн, в том числе от Goldman Sachs. Сам Городянский оценивает стоимость компании от $300 млн до $500 млн.

О том, как появилась идея создать AnchorFree

Мне было 23 года. Когда мы создали AnchorFree, у нас была такая идея: мы хотели создать что-то, что повлияет на миллиарды людей. Мы не знали, как это будем делать. Мы были студентами, которые постоянно работали из разных кафе, пользовались Wi-Fi, и понимали, что этот Wi-Fi — незащищенный. Мы хотели сделать Wi-Fi защищенным и бесплатным.

Сейчас бесплатный Wi-Fi есть практически везде. В 2005-2006 годах он был практически везде платный. У нас не было денег, мы взяли кредитную карточку и купили множество Wi-Fi-антенн. Потом договорились с ресторанами и другим бизнесом в Пало-Альто и Сан-Франциско поставить антенны на их крыши, чтобы сделать бесплатный Wi-Fi.

Потом мы поняли, что для развития нам нужно финансирование. Мы разработали приложение Hotspot Shield, чтобы защищать эти Wi-Fi-сети, и оно стало популярным. Мы сфокусировались на приложении и пошли общаться с разными инвесторами.

Нам было по 23 года, мы понятия не имели, что делаем. Инвесторы, поверившие в нас вначале, — это Эстер Дайсон (Esther Dyson), которая входит в совет директоров «Яндекса», и Берт Робертс (Bert Roberts), бывший глава MCI, он был в совете директоров Telephonica и других компаний.

О целях бизнеса

Мы переехали в Калифорнию, когда мне было девять лет, но я каждый год возвращался в Москву к бабушке. Бабушка у меня была очень принципиальная, идейная. И когда дедушка был жив (он ветеран войны), у меня постоянно возникало такое чувство, что надо делать что-то важное для мира, что не нужно тратить время на ерунду. Потом я в институте познакомился с Мухаммадом Юнусом, который получил Нобелевскую премию в 2006 году за то, что он вывел из-за черты бедности 100 млн людей.

И все эти разные люди — бабушка, дедушка, Мухаммад Юнус — сформировали во мне идею, что я не хочу тратить молодость на ерунду, а хочу делать то, что масштабно, что важно. Когда я встречаю молодых предпринимателей, когда они рассказывают про свой бизнес-план, я задаю им вопрос: «Зачем вы это делаете?». И если ответ: «Потому что это реально важно для мира, это может решить проблему миллиардов людей», — то это круто.

О первых инвестициях, первом офисе и волке

Берт Робертс был нашим первым инвестором и прилетел к нам на своём частном самолете. У нас тогда был офис, в котором мы сами покрасили стены в жёлтый цвет, и волк. У нас был всего один сотрудник, а у него был настоящий волк, не собака. Серый.

Волк жил у него дома, но приходил к нам и бегал по офису. Он был страшный на вид, но на самом деле добрый. И вот прилетает Берт Робертс на частном самолёте, у его компании капитализация $25 млрд, 80 тысяч сотрудников. И встречается с нами, в нашем сарае, который мы сами покрасили, с волком.

Я нервничал, что он испугается и не проинвестирует, но мы ему понравились. Прошло много лет, мы до сих пор близкие друзья и с ним, и с Эстер Дайсон. От них и их знакомых мы получили тогда первые $6 млн.

У меня тогда была очень старая машина — Pontiac, и когда шел дождь, у неё протекала крыша. Я ехал от юристов с этим чеком на $6 млн в Silicon Valley Bank, чтобы положить этот чек. Шел дождь, на меня капало через крышу, и я думал, как бы эти $6 млн не промочить.

О романтизации Кремниевой долины

Я думаю, что многие люди романтизируют предпринимательство, и это ошибка. Люди думают: о, круто, чуваки сделали YouTube, продали за $1,5 млрд за два года, замечательно, я тоже могу. Они не понимают, что это такое, а потом разочаровываются. На самом деле это очень трудно: из ничего ты должен сделать что-то. Кому-то просто везет, но таких меньше 1%. Для большинства бизнес — это очень много работы, и свою жизнь ты должен отодвинуть на второй план.

О том, зачем нужны VPN-сервисы

Сейчас 11 млн американцев в год теряют свои личные данные из-за Wi-Fi-взломов. Ты приходишь в Starbucks или в аэропорт, а там на сети сидит какой-то хакер, который притворяется, что он San-Francisco Aeroport Wi-Fi или там Starbucks. Ты думаешь, что подсоединилась к сети Starbucks или аэропорта, а на самом деле ты подсоединилась к его компьютеру, и он видит всё, что ты делаешь, все твои пароли. Если ты используешь Hotspot Shield, то это все шифруется. И он не видит ничего.

О государственных переворотах и росте скачиваний

Как-то вечером мы ушли из офиса домой. Тогда наши пользователи были в основном здесь, в Америке. А утром пришли и увидели у нас на серверах миллион новых пользователей из Египта. Мы не понимали, откуда они взялись и что это вообще такое. Оказалось, что Египет заблокировал доступ к соцсетям: к Facebook и другим. И пользователи в Египте поняли сами, без нас, что они могут использовать наше приложение для свободного доступа к Facebook, Twitter и так далее.

Мы на это посмотрели и подумали: «О! Это очень круто. Мы можем давать людям не только защищенный доступ, но и свободу доступа». Мы подумали, что это та идея, которая нужна миллиардам людей.

Мы часто видим, как что-то в стране происходит до того, как выходят новости. Мы вдруг видим, что в какой-то стране 100 тысяч пользователей за час скачали наше приложение — значит, что-то происходит.

О компаниях, которые продают или защищают данные

Если посмотреть на App Store в США, то там Facebook — на восьмом месте, SnapChat — на девятом, мы где-то в числе 25 самых популярных приложений. Мы близки к Twitter — иногда они перед нами, иногда мы перед ними. Наверное, если посмотреть на этот список в App Store, то мы — единственное приложение, не настолько известное, как все. Но в топ-50 мы единственные, кто защищает данные пользователей.

Первые три компании, которые достигли миллиарда пользователей в интернете, — это Yahoo!, потом Google и потом Facebook. И бизнес всех этих трех компаний — это продажа наших данных. Думаю, следующая компания, которая достигнет миллиарда пользователей в интернете, будет защищать наши данные. И я надеюсь, что это будем мы.

О способах заработать деньги

У нас две ключевые бизнес-модели, два ключевых пути заработать деньги. Первый — это приложения, их скачивают 250 тысяч человек в день. А второй — это SDK (software development kit), который сторонние компании интегрируют в свои приложения.

Если компания хочет дать людям доступ к защищенному Wi-Fi, к заблокированному приложению или отстаивать сетевой нейтралитет, она может нас встроить. Мы проведем трафик через наши сервера сделаем его совершенно невидимым всем, кто пытается его либо блокировать, либо замедлять.

Первые компании, которые встроили наши технологии в свои приложения, — это в основном компании в сфере безопасности. Я бы сказал, где-то 60% самых больших компаний в мире в сфере безопасности встроили нашу технологию. Нас встраивает McAfee, «Касперский», Telephonica. Не для защиты данных, а для защиты Wi-Fi.

О ненужных советах и инвестициях

До того как к нам пришел банк Goldman Sachs, у нас заканчивались первые $6 млн, не хватало ещё $5 млн. Был 2008 год. В конце концов мы получили эти деньги от тех же инвесторов, от которых получили прежние инвестиции. Это было безумно сложно.

Мы выучили урок: не стоит жить на деньги инвесторов, стоит быть прибыльными. Первое, что мы сделали, — уволили всех людей в отделе продаж. У нас было множество продажников, которые ничего не продавали. Чтобы окупаться, мы всех их уволили, весь отдел. И сфокусировались на инженерах. Наши инженеры строили продукт, который сам стал продаваться пользователям, без всяких продавцов.

Тогда была масса консультантов, все они хотели, чтобы им платили за советы. Бесполезные люди. Я убрал их всех. Я всегда говорю предпринимателям: если кто-то хочет давать тебе советы, он должен инвестировать в твою компанию.

О блокировке Telegram

Во время блокировок Telegram мы первый раз увидели всплеск числа пользователей из России. Тысячи людей начали скачивать нас, чтобы получать доступ к мессенджеру.

Помню, когда его заблокировали, я захожу в офис, иду к инженерам, спрашиваю: «Что делаете?». Да вот, говорят, пытаемся бороться с Россией, чтобы Telegram разблокировать. «Ребята, — отвечаю, — вы не боретесь с Россией, вы боретесь за Россию. Когда вы разблокируете Telegram, вы дадите россиянам свободный доступ к сервису». Для меня это не относится к политике. Для меня свободный доступ к информации — это вещь, которая справедлива и правильна.

Мы видели похожую штуку на Украине, когда они заблокировали «Яндекс», «ВКонтакте» и «Одноклассники». По-моему, там каждый таксист теперь пользуется нашим приложением, чтобы получать доступ к «Яндекс.Картам».

О невозможности запретить шифрование данных

В Штатах постоянно идут дебаты в правительстве насчёт шифрования данных. Можно ли разрешать разным приложениям шифровать данные? На самом деле это достаточно смешной разговор, он ни о чём. Если мы не шифруем данные, то ваше банковское приложение или какой-нибудь PayPal будет нешифрованный, а это значит, что все деньги всех людей украдут за два дня.

Так что нет никакой реальной возможности, что шифрования разных финансовых приложений вдруг не будет. Все финансовые приложения и банки всегда будут его использовать. Либо мы говорим, что мы не будем ничего шифровать, и тогда хакеры украдут все деньги и банки обанкротятся, и всё.

О ключах шифрования, которых нет

Передавать ключи шифрования невозможно. Если ты правильно шифруешь, у тебя их нет. И WhatsApp пытался это объяснить Бразилии, и, мне кажется, Telegram пытался это объяснить России. Ребята, у нас нет ключей. В декабре 2017 года мы выпустили официальный документ, где рассказали, сколько раз нас просили разные правительства дать данные о пользователях. Примерно 180 раз за последние два года.

И каждый раз наш ответ был простой: ребята, мы вам хотим помочь, но у нас нет этих данных. Из-за того, что их нет, нам не о чем разговаривать, и всё. Google тоже постоянно получает от правительств разных стран просьбы о данных пользователей, и Twitter, и Facebook, и все они. В отличие от нас, у них эти данные есть. Соответственно, они либо их сдают, либо очень часто не хотят сдавать и начинают судиться.

Мы верим, что если не сможем защитить пользователей от самих себя, то мы не сможем защитить их ни от кого. Поэтому лучший способ защитить данные пользователей в интернете — это просто их не собирать. Если у тебя их нет, ты не можешь их никому сдать.

О правах пользователей не делиться данными

Я думаю, что надо дать людям контроль над их данными. Он должен быть не у хакеров, не у правительств и не у корпораций вроде Facebook, а у людей. Должен быть какой-то очень простой инструмент, чтобы человек мог нажать кнопку и сказать: вот сейчас я не хочу, чтобы мои данные собирали.

Сейчас вышло самое большое законодательство, связанное с приватностью в интернете, которое когда-либо существовало в мире. Его выпустил Евросоюз. В Штатах таких законов пока нет и нигде в мире ещё нет, но Google, Facebook, все компании с бизнесом в Европе должны ему следовать.

Закон достаточно простой. Если вы собираете данные пользователей, вы должны им об этом сказать прямо, а не прятать где-то. Пользователь либо согласится, либо не согласится. Если он не согласился, вы должны его решение уважать. А если согласился, вы должны дать ему очень простой способ передумать. И если он передумает и попросит, вы должны будете стереть все собранные данные.

О политике работы с данными Facebook

Есть вещь, о которой никто в прессе не говорит, — это то, что Facebook не только продает наши данные, но ещё и покупает. Вот что страшно. Ты какие-то свои данные даешь Facebook — хорошо. Но есть другие вещи, например, которые ты ищешь в Google, и эти данные ты никогда им не давал. Они их покупают и совмещают с твоим профилем.

И эта покупка данных не менее страшна, чем продажа данных. Они собирают все больше информации, даже ту, которую ты им никогда не давал. Потом они их обрабатывают, чтобы понять, какую рекламу нам поставлять.

На самом деле свободный доступ к информации и защита данных — это не две разные вещи, это одна вещь.

О любви и ненависти к родной стране

У меня нет какого-то мнения насчёт Путина. Для меня Россия — это не правительство, это люди. И я фанат людей в России, я считаю, что в ней живут очень душевные люди, поэтому я люблю эту страну.

Мне кажется ненормальным, когда люди из России не любят свою страну. У меня, к примеру, есть много друзей из Индии. В Индии очень много проблем: нереальная коррупция, проблемы с чистой питьевой водой. Такие проблемы, которых в России нет уже лет сто. Но я никогда не встречал индусов, которые ненавидят свою страну, и французов, которые ненавидят Францию. Но я постоянно вижу русских, не любящих Россию, и я не понимаю этого.

О правительствах и независимых судах

В 2012 году меня пригласили в Верховный суд США, я встретился и провёл время с судьями. Они мне сказали одну вещь, в которую я очень сильно поверил.

Почему Америка после всех конфликтов в стране, начиная с рабства и заканчивая войнами в Ираке и Вьетнаме, осталась единой? По их мнению, потому что люди, даже абсолютно теряя веру в своё правительство, всегда верили в судебную систему, в независимый суд. Люди могли ненавидеть президента, но они верили, что есть независимый закон. Я бы очень хотел, чтобы в России тоже был независимый суд.

Недавно был хороший пример: президент США Дональд Трамп запретил гражданам восьми стран, в основном мусульманских, въезжать в США. Какой-то судья в какой-то деревне на Гавайях взял его и отменил.

Проблема в Америке такая: чтобы президенту сделать что-то внутри страны, ему нужно считаться с Верховным судом и Конгрессом. Если он хочет сделать что-то во внешней политике — ему не нужно считаться ни с кем совершенно. Я, конечно, утрирую, но президенту США труднее посадить дерево в Сан-Франциско, чем начать войну.

Я бы очень хотел, чтобы Верховный суд контролировал внешнюю политику так же, как он контролирует внутреннюю. И тогда будет баланс. И в России я хотел бы видеть то же самое: чтобы люди доверяли судебной системе. Кто-то из моих друзей из России поддерживает нынешнее правительство, кто-то не поддерживает. Но никто не верит в закон, в то, что закон их защитит. Даже люди, которые очень поддерживают правительство.

О нужных и ненужных компаниях

Я хочу инвестировать в вещи, у которых есть потенциал повлиять на миллиарды людей, решить какую-то настоящую проблему. Я не хочу инвестировать в игру для iPhone или в ерунду, которая не важна.

Мой самый популярный пример самой ненужной компании — Zynga, которая провела IPO, она была безумно успешна, но потом пошла вниз. Она продавала виртуальные фермы – можно было купить виртуальную козу или корову. Прибыльные они или неприбыльные, но они делают такую неважную хрень.

Я инвестирую в вещи, которые, как я считаю, имеют потенциал поменять мир. Это не значит, что они будут успешными, может, у них ничего не получится.

О компаниях, в которые стоит инвестировать

Modern Meadow — это компания, которая поняла, что природа сильно загрязняется от коров. И они решили делать искусственное мясо и кожу. Они берут стволовые клетки коровы, не убивая её, и в лаборатории выращивают кожу или мясо, как на грядке. И потом на 3D-принтере это дело печатают, и получается мясо или кожа.

Настоящий бизнес, который им приносит деньги, — это кожа. Эта кожа на самом деле не искусственная, она настоящая. Она сделана из клетки коровы, это не кожзаменитель, просто она выращена.

Ещё я инвестировал в GlobeIn, у них миссия — подключить миллиард людей к глобальной экономике. Это такой маркетплейс в интернете, где люди подписываются, подписка стоит $50 долларов.

Каждый месяц ты получаешь коробку с вещами из развивающихся стран – эти вещи уникальны, такие в магазине не купишь. И истории людей, которые эти вещи делают. Люди в Африке, Латинской Америке, Средней Азии производят эти вещи, и у них благодаря GlobeIn есть постоянный доход.

Еще одна компания, куда я инвестировал, это Pager. Они работают в Нью-Йорке. Это Uber для врачей. По-моему, в Москве тоже есть такая штука. Мы в США не можем вызвать врача на дом. Pager — это как раз такая возможность. Нажал кнопку, и врач к тебе через час приехал. Если есть страховка, то бесплатно, если нет, то $100 за визит.

О будущем интернета

Я вижу два больших новых тренда. Первое – 5 млрд новых пользователей придут в интернет из Африки и Латинской Америки. Пока у них нет доступа к сети и нет смартфонов, но это появится. Эти 5 миллиардов уйдут от своих старых телефонов без интернета. Они первый раз в жизни попадут в социальную сеть, начнут читать новости. Это будет невероятно круто, это совершенно поменяет всё.

И я надеюсь, что будут создаваться новые проекты, которые будут демократизировать интернет, чтобы он был таким, как в своей основе, а не таким, как сейчас, когда пять компаний-гигантов контролируют всё.

Другая вещь – это IoT, устройства, подсоединенные к сети – от «умных» дверей до «умных» окон и холодильников. 25 млрд новых устройств будут подсоединены к интернету в следующие несколько лет. Матрас, на котором ты спишь, сможет посылать сигналы твоему врачу, как хорошо ты спала. Холодильник сможет посылать сигнал в магазин, что молоко закончилось.

Но это создает возможности для хакеров, для корпораций. Данных будет в тысячу раз больше. Есть сумасшедшая статистика, что 90% данных, которые собрали о нас в интернете, были собраны за последние два-три года. Что будет через следующие 2-3 года, когда будет 25 млрд новых устройств и 5 млрд новых пользователей? Защита этих данных — очень важная задача.

Показать полностью…
  • Нравится 0
  • Комментировать 0
  • 0
Пока нет комментариев
vc.ru - Стартапы и бизнес
2 года назад

«ВКонтакте» добавила для рекламодателей статистику по сборам контактов от клиентов

Этот рекламный формат позволяет компаниям собирать данные потенциальных клиентов прямо из ленты новостей.

«ВКонтакте» объявила о запуске «рекламы для сбора заявок» в июле 2018 года. Такая реклама позволяет собирать данные от потенциальных клиентов: при нажатии на объявление «ВКонтакте» автоматически заполняет информацию о пользователе, которую он впоследствии может изменить. Теперь рекламодатели смогут увидеть данные о числе полученных заявок и их средней стоимости в личном кабинете. Помимо «ВКонтакте» формат сбора заявок доступен в «Одноклассниках»: в соцсети он называется Lead Ads и работает с 2017 года.

#новость #реклама #вконтакте

Показать полностью…
  • Нравится 0
  • Комментировать 0
  • 0
Пока нет комментариев
← Предыдущая Следующая → 1 2 3
Показаны 1-5 из 15