На очереди - либеральный фашизм

На очереди - либеральный фашизм

Разворачивающиеся сейчас в Европе и США события свидетельствуют о том, что теряющие поддержку общественности леволибералы готовы на самые гнусные провокации и на любое насилие над законами и конституциями, лишь бы остановить возврат своих обществ к примату традиционных ценностей

Безумство политических извращенцев

Многие годы Европа правеет. Спрос на традиционные ценности и здоровый консерватизм очевидно растёт, а вместе с ним растут и рейтинги правоконсервативных политиков, укрепляются позиции соответствующих политических партий

Европейские правые пока не могут сломать монополию леволиберальных глобалистов в общеевропейской политике. На уровне отдельных стран получается неплохо. Правоконсервативное правительство Орбана многие годы управляет Венгрией. Пару лет назад была создана (хоть потом и распалась из-за личных амбиций) коалиция правых консерваторов и консервативных центристов в Италии. Правящая Польшей ПИС — сила хоть и русофобская, но одновременно враждебная леволибералам, устроившим против неё сейчас форменный мятеж по случаю ужесточения запрета на аборты. Аналогичным образом правые консерваторы пребывают у власти в Прибалтике. Их позиции по вопросу о миграционной и национальной политике ЕС коренным образом расходятся с позицией руководства Евросоюза, представляющего леволиберальные силы. Только русофобия объединяет прибалтийских правоконсервативных карликов с европейскими левыми либералами.

Обратите внимание, это важные момент. Иррациональная ненависть к русским и страх перед сильной Россией толкают восточноевропейских лимитрофов в объятия их непримиримых врагов. Ведь если восточноевропейские режимы выступают с позиций защиты традиционных национальных ценностей, то в этом вопросе им как раз проще было бы найти общий язык с Россией, которая также стоит на защите ценностей традиционного общества от новомодных толерантных веяний.

В то же время, леволиберальные глобалисты, контролирующие политику Запада последние 20-25 лет, стремятся к разрушению национальных государств и идентичностей, созданию «нового человека» на базе «универсальных ценностей», для управления которым было бы создано глобальное государство, базирующееся на идеологии терпимости ко всему (любым извращениям), кроме традиционных ценностей и традиционной морали.

Но восточноевропейский иррационализм традиционно является лишь бледной тенью западноевропейского иррационализма. Например, Меркель и её окружение констатируют, что Германия серьёзно дестабилизирована бесконтрольным потоком мигрантов, возникновение которого спровоцировано политикой американских демократов (представляющих интересы леволиберальных глобалистов) на Ближнем Востоке и в Северной Африке. При этом они на американских выборах болеют за Байдена, который обещает активизировать ровным счётом эту же политику провокации и поощрения миграции из стран третьего мира в Европу, поставленную на паузу Трампом, при котором, в отличие от всех предыдущих президентов, начиная с Рейгана, США не развязали ни одной войны.

Где логика, господа?

Мигранты — главная проблема Германии, дестабилизирующая страну и уничтожающая рейтинги правящей ХДС/ХСС. Против мигрантов выступает правый консерватор Трамп, но Германия собирается поддерживать левого либерала Байдена, который обещает вернуть политику поощрения миграции.

Так же нелогично, но с точностью до наоборот, поступает французское правительство. Окружение Макрона и французская пресса убеждали перед выборами своё население, что для Франции будет лучше, если будет избран Трамп. Вроде бы логично. У Франции те же проблемы с мигрантами, что и у Германии, Трамп против мигрантов, значит надо выступать за Трампа.

Но сам Макрон в течение последнего месяца спровоцировал жуткий скандал, направленный против правоконсервативных ценностей, а точнее против традиционных религий.

Известный французский провокационный журнал «Шарли Хебдо», ранее отмечавшийся карикатурами на Христа, опубликовал карикатуру на пророка Мухаммеда. Учитель истории, в соответствии с программой, утверждённой государством, на этом примере стал учить своих учеников (включая мусульман) толерантности. Дальнейшее легко было предугадать — учителю отрезали голову. В исламе, в отличие от христианства, нет заповедей возлюбить врага своего и подставить левую щёку, получив по правой. Кстати, христианские богословы эти заповеди в нынешнем сложном веке уже тоже трактуют неоднозначно.

Реакция Макрона на отрезанную голову учителя была неадекватной не потому, что он выступил против отрезания голов. Это как раз было правильным. Но как он это сделал? В очередной раз оскорбил мусульман, нарвался на ответные оскорбления, а террористические акты стали распространяться по всей Европе и распространились даже на христианские храмы. Хоть христиане в данном случае были такими же пострадавшими, как и мусульмане. Когда «Шарли Хебдо» публикует антирелигиозные карикатуры, а французские власти их рекламируют, они выступают не против одной какой-либо религии, а против консервативного мышления и традиционных ценностей как таковых, фактически они стремятся разрушить душу народа, не спрашивая, что это за народ.

Доходит до смешного. В последние годы, посыпались жалобы на рост антисемитизма в Европе. Доступные мне источники (как оценка живущих в Европе личных знакомых, так и анализ европейской прессы и высказываний европейских политиков) показали, что ничего подобного не происходит. Если еврей придерживается леволиберальной идеологии и продвигает идеи глобализма, то он по-прежнему «либерал со знаком качества» — более значимый экземпляр либерального движения, чем какой-нибудь араб, латинос или негр (просто потому, что среди евреев больше качественно образованных и они чаще бывают идеологами). Термином негр я объединяю не только «афроамериканцев» (которые считают толерантным называть белых белыми, но нетолерантным чёрных чёрными), но и африканцев соответствующего цвета кожи (в Африке живут не только негры).

Всё меняется, если еврей религиозный. Вот против практикующих иудаизм леволиберальные глобалисты выступают так же ожесточённо, как и против практикующих ислам или христианство. Это действительно европейское нововведение. Ещё каких-нибудь три-пять лет тому назад левые либералы жёстко преследовали христиан, но благоволили мусульманам, иудеям и любым другим религиозным общинам.

Теперь в Европе могут себя относительно спокойно чувствовать только сатанисты. Левые пришли к логическому завершению — не только христианские и даже не только религиозные, но любые традиционные ценности мешают создавать европейский «новый порядок», который не случайно прозвали либеральным фашизмом.

Его адепты действительно настолько уверены в своей правоте, что готовы создавать концлагеря для несогласных (уголовная ответственность для тех кто не принимает либеральную теорию и практику в Европе вводится в широчайших масштабах). Не так много осталось пройти, чтобы прийти к выводу, что «недочеловеки», так и не осознавшие всю благодетельность либеральных ценностей и «остающиеся в плену» у «старых суеверий», должны быть просто массово уничтожены, чтобы не мешать «прогрессивному человечеству» двигаться к «светлому будущему».

Сейчас я хочу попросить читателей вспомнить о ситуации в Восточной Европе. Выше я подчёркивал, что очень важно понимать, что «дружба» консервативных восточноевропейских режимов с западным либерализмом вызвана лишь потомственной русофобией и страхом перед Россией. Больше у них нет ничего общего. Таким образом легко и просто объясняется вызывающее когнитивный диссонанс противоречие между борьбой консервативных восточноевропейских режимов с собственными либералами (польские либералы при помощи немецких друзей сейчас вовсе пытаются снести консервативно-католический режим ПИС) и их дружбой с западноевропейскими леволиберальными глобалистами, на которых восточноевропейские либералы опираются.

Макронаполеон на пороге Ватерлоо

Если мы с этой точки зрения оценим последние заявления и действия Макрона, то ситуация перестанет вызывать состояние когнитивного диссонанса: мы быстро обнаружим логику в действиях французского президента и их взаимосвязь с исповедуемой им леволиберальной глобалистской идеологией.

Итак, Макрон резко выступает против традиционных ценностей, провоцируя нападения радикальных исламистов как на простых граждан, так и на христианские храмы во Франции. В то же время он желал бы победы консерватора Трампа на американских выборах.

Начнём разматывать клубок с конца. После объявления Меркель о своём скором уходе из политики и выходе Британии из ЕС, Макрон не скрывает намерения стать новым всеевропейским лидером, превратив меркелевский «четвёртый рейх» в собственную неонаполеоновскую империю.

Помешать ему может только Вашингтон, который до трамповского президентства выполнял функции всеевропейского «старшего брата», поддерживая «маленьких» (восточноевропейцев), против «больших» (западноевропейцев). Перед Америкой все европейцы равны в своём рабстве, а восточноевропейцы даже ближе Вашингтону — у них амбиций поменьше и американские указания они выполняют с удовольствием, в отличие от своих вечно чем-то недовольных западноевропейских коллег.

Так вот, Трамп практически отказался от практики американского вмешательства в европейские дела. Она не сведена на нет, поскольку в ожидании возвращения своих к власти, контролировавшие большую часть Госдепа демократы пытались поддерживать иллюзию присутствия США в европейской политике. Но у Макрона появилось широкое пространство для манёвра. В случае избрания на второй срок Трамп планировал это пространство дополнительно расширить, справедливо полагая, что у американского президента будет достаточно проблем в своей собственной стране, чтобы активно вмешиваться в дела Европы. Байден же (вернее стоящие за ним силы) планируют вернуться к полному патронированию ЕС. Поэтому Трамп для Макрона лучше Байдена.

А вот теперь посмотрим, какую же политику планирует проводить французский президент во всеевропейском масштабе. Об этом собственно свидетельствует его поведение в ходе им же спровоцированного исламо-французского кризиса. Несложно заметить, что дав возможность страстям разгореться, Макрон заявил, что его неправильно поняли и, таким образом, вывел французскую леволиберальную государственную власть из числа участников кризиса.

Теперь ситуация предстаёт как религиозное противостояние христиан и мусульман. Пресса, не только французская, но и отечественная с готовностью подхватила эту «сенсационную тему». Между тем это явная провокация французских леволиберальных властей против всех консервативных традиционалистских сил в Евросоюзе.

Какую картинку сейчас создаёт Макрон?

Ну да, есть маргинальный журнал, его авторы неудачно пошутили. Французские власти пытались объяснить «религиозным дикарям», что это простая свобода слова, но они не только не вняли «голосу разума», но и набросились друг на друга. Видите, как сейчас мусульмане нападают на христианские церкви. Ждите, скоро христиане в ответ крестовый поход объявят.

Европейской общественности, достаточно заражённой леволиберальными идеями, консерваторов и традиционалистов пытаются представить религиозными фанатиками, которые, если оставить их без надзора, перережут друг друга. В общем, голосуйте за глобалистов (в частности за умеренного «глобалиста с человеческим лицом» Макрона) и будет вам счастье.

В этом отношении победа Трампа в США была бы полезна Макрону ещё и тем, что также служила бы иллюстрацией того, какой ужас наступает после победы консерваторов.

Холодно-горячо

Мы можем только надеяться, что гражданская война в США не примет характер горячей, но как холодная она идёт уже четыре года, разрушая американское общество, экономику и политическую систему и вызывая всё больший хаос на улицах городов, где сталкиваются левые либералы с правыми консерваторами. Кризис в США не может отменить ни победа Трампа, ни победа Байдена. Но если бы победил Трамп, этот кризис можно было бы преподносить европейскому потребителю, как результат деятельности консерваторов, а с победой Байдена надо будет объяснять почему «благородные» леволибералы, получив власть, никак не наведут порядок.

Разворачивающиеся сейчас в Европе и США события свидетельствуют о том, что теряющие поддержку общественности леволибералы готовы на самые гнусные провокации и на любое насилие над законами и конституциями, лишь бы остановить возврат своих обществ к примату традиционных ценностей. То есть они выходят за пределы конституционного поля, пытаясь выиграть борьбу при помощи лжи и насилия. Однако насилие не желающей уходить, но изжившей себя системы всегда рано или поздно порождает ответное насилие.

Об этом надо задуматься нашим восточноевропейским соседям, чьи консервативные правительства, зависимые от американских и западноевропейских либералов, рискуют оказаться между молотом европейских требований и наковальней бунтов собственных «европейцев», которых леволиберальные глобалисты под сурдинку рассуждений о «европейском единстве» наплодили в их странах более чем достаточно и теперь начинают натравливать на власти и просто на политических оппонентов.

Вновь, как накануне Второй мировой войны, спастись может тот, кто готов создавать с Россией систему коллективной безопасности. А тот, кто полагается на «общечеловеческие ценности» пусть потом пеняет на себя.

12:09
4